ФЭНДОМ


Веками все те, кто позволял себе выделяться из толпы, были изгоями. Но времена меняются! Старикашки пытаются навязать нам запреты периода Эдо в век социальных сетей и освоения космоса, думая, что нам интересно, какой должна быть Настоящая Японская Женщина... Дорогие родители, ваши дети выросли и сами хотят решать, в о что им одеваться, как им выглядеть и с кем встречаться! (Кагами Сунохара)
Так идите же до конца! Вы победите, ведь правда за вами! (Котоми Шимабукуро)
Нужно не иметь сердца, чтобы поддерживать Кацураги и Накано в данном вопросе. Но нужно не иметь мозга, чтобы поддерживать школьных революционеров. (Антон Кириллов в 2047 году)

Школьные протесты 2027 года ("Восстание гяру", "Киотская весна") - многократные протестные акции старшеклассников островных префектур, длившихся в апреле-июне 2027 года. Целью протестующих была либерализация жестких школьных правил островных школ, касавшихся внешнего вида учащихся.

Ход событий

Предпосылки. Субкультура гяру.

Издревле в Японии существовал общественный идеал женщины, называемый "ямато-надэсико". Согласно ему, настоящая японская женщина должна быть безропотной, преданной своему мужу и семье, охранять свое целомудрие и семейный очаг. Этот идеал держался веками ввиду изолированности японцев от остального мира. Но и после Революции Мэйдзи, когда страна открылась внешнему миру, он никуда не пропадал. Напротив, во время Второй Мировой Войны японское правительство, взывавшее к традиционным ценностям Японии, активно продвигала "ямато-надэсико" в официальной пропаганде. И даже после капитуляции Японии и последующей американской оккупации, сыгравшей ключевую роль в вестернизации Японии, табу, связанные с женским поведением, все еще были сильны в японском обществе.

На фоне борьбы между традиционными ценностями и западным культурным влиянием в 70-х годах XX века появляется субкультура гяру - старшеклассниц и молодых девушек, стремящихся следовать западной моде и западному стилю жизни. Сама по себе эта субкультура являлась протестом против закостенелых ценностей "ямато-надесико". В отличии от большинства японских девушек, гяру стремились выделиться из толпы - это превращало субкультуру модниц в самую настоящую контркультуру, на подобии советских стиляг 50-х годов.

Настоящий рассвет гяру пришелся на первое десятилетие существование РЯС. Культурный шок от соприкосновения с бывшей Россией повлиял на всю союзную культуру - в том числе и на гяру. В гяру-модзи (сленге этой субкультуры) появились заимствования из русского языка, но что важнее, на них произвели неизгладимые впечатления порядки в континентальных школах. Во многих школах на Островах, в отличии от тех что на Континенте, были запрещены любая косметика, украшения и даже мобильные телефоны. Ученицы, отправлявшиеся по обмену в 11 классе учиться на Континент, испытывали культурный шок от таких порядков и это оставляло на них неизгладимое впечатление (равно как и на русских школьниц, учившихся на Островах). Молодое поколение японцев, родившееся в 90-10 гг. и при жизни которых РЯС существовал всегда или почти всегда, очень сильно сопротивлялось попыткам старших поколений навязать традиционные японские шаблоны поведения и общественные табу. Этот тлеющий конфликт поколений создал огромную пропасть между родителями и детьми. Для того чтобы молодое поколение японцев начало активнее бороться за свою личную свободу, нужен был лишь повод...

29 марта - 18 апреля: конфликт в школе "Надесико"

Женская старшая школа "Надесико" была одной из самых прогрессивных в Киото в плане персональной свободы учениц. Во многом это было связано с личностью ее директора, Сергея Новикова (1973-2045), занимавшего этот пост в 2014-2024 годах. Во время его нахождения в должности, он отменил старые порядки, касавшиеся внешнего вида учениц, хотя и оставил обязательной ношение школьной формы. Однако, в 2024 году ему пришлось вернуться домой в Санкт-Петербург и школа перешла в руки его бывшего зама Хидеки Накано (1955-2032). Тот планомерно в течении трех лет боролся с, как он говорил, "вольницей" и "распущенностью" учениц, однако встретил жесткое сопротивление со стороны многих учениц, позицию которых отстаивал студсовет школы. В 2026 году его, по результатам голосования учащихся, возглавила гяру Аяна Сакамото (р.2011). Накано считал это своим личным поражением в борьбе за "нравственность" учащихся. Избрание Сакамото лишь подлило масло в этот конфликт из-за несдержанности нового президента студсовета. 29 марта 2027 года, за два дня до начала нового учебного года, Накано решается на новые меры. По школе прокатилась волна исключений самых активных противников новых порядков среди учениц за неоднократное нарушение новых правил. Было исключено 22 человека, в том числе и Сакамото.

Узнав об этом, 10 учениц класса 2-4 во главе с Сарой Танигучи (р.2011), еще одной гяру, и Кагами Сунохарой, временно исполняющей обязаности президента студсовета, собрались в "Макдональдсе" в районе Минами, чтобы решить, что они должны теперь делать.

Из воспоминаний Сары Танигучи

Мы много спорили, а наше ли это дело вообще? Может нам действительно стоит прекратить, пока нас самих не отчислили? И многие тогда были как раз за это. Но потом, мы заметили, как мимо нас, за окном, прошла довольно большая демонстрация коммунистов. Ну знаете, это же было во время Кризиса, тогда такие вещи были чуть ли не каждую неделю. Они шли с барабанами, скандируя лозунги, пели что-то про последний и решительный бой... Мы смотрели на них, разинув рты. Они ничего не боялись. Они были сплоченными. В их глазах была решительность и... радость. Какое-то непонятное для нас тогда чувство от того, что ты можешь пройти по улицам своего города и показать им всем, что ты - не один. Когда коммунисты ушли, мы все поняли, что хотим, как и они, идти до конца, за наших сестер, которых несправедливо исключили из школы.

- Сара-чан - начала Кагами-чан - Мы не можем сейчас отступить. Ради Сакамото-семпая и всех остальных..."


Первого апреля, на торжественной линейке, Сунохара выступила с решительным заявлением против отчислений.

Из воспоминаний Сары Танигучи

- Нигде, ни в одной из школ города и Союза, не было таких массовых отчислений! Наши подруги, сестры, семпаи и кохаи пострадали от нашего директора-маразматика! [ропот в толпе, выкрик "Он охренел!"]. Я не могу мириться с таким!... С сегодняшнего дня, я и мои подруги, больше не собираемся посещать занятия, пока отчисленных учениц не восстановят!

Кагами-чан сняла со своего пиджака значок президента, положила его на трибуну и гордой походкой направилась к выходу из актового зала. За ней последовали мы, обсуждавшие наш план в том "Макдональдсе", и еще несколько человек из параллельных классов.

И действительно, с 1 апреля 2027 года Танигучи, Сакамото и еще 21 ученица начали забастовку против отчислений. Уже через пять дней число бастующих учениц достигло сорока трех человек, а к 10 апреля их было уже 98, то есть целых четыре класса. За очень короткий период времени их забастовка стала одной из главных тем в городе. Постепенно, требования забастовки увеличились: теперь они требовали не только возвращения исключенных, но и отмену новых правил о внешнем виде учащихся, и отставку Накано. 11 апреля ученицы еще пяти женских школ Киото присоединились к протесту, начав требовать от своих школ отмены тех же самых правил, какие требовали от своего директора ученицы "Надесико". К 18 апреля вся "Надесико" бастовала, а сам протест перерос в общегородскую забастовку учащихся школ.

19 апреля - 9 мая: столкновения в Киото

Ситуация стала постепенно выходить из под контроля руководства школ. К началу мая бастующих было уже 10 тысяч. Из них за участие в протестах 86 человек были исключены из своих школ. Они координировали свою действия через паблик "Подсулшано в Киото" в VK. Сара Танигучи, Кагами Сунохара и примкнувшая к ним Аяна Сакамото стали лидерами этого общегородского протеста. Родители бастующих студентов беспокоились за своих учеников, а мэр Киото Ринтаро Кацураги ("Единство") боялся потери власти в городе. Бастующие оккупировали район Кумияма, где находилась мэрия и здание городского комитета по образованию. Шеф полиции и глава комитета по образованию требовали от Кацураги действовать. Наконец, 5 мая он отдает приказ разогнать демонстрацию школьниц. Многие посчитали это решение циничным, поскольку 5 мая отмечался День детей, имевший к тому же статус государственного праздника.

Из воспоминаний Сары Танигучи:

Я проснулась от крика Кагами-чан. - Сара-чан! Сара-чан! Проснись, там полиция! Я вышла из палатки и увидела, что "космонавты" оттесняют дубинками девочек, бьют их ногами, стреляют по ним из водометов. С их стороны слышалось вроде "получай, школота!" или "Докукарекались, тупые пелотки!". Девочки... Они визжали, кричали, ревели, звали врачей... Все было бесполезно.

Ко мне прибежала Аяна-чан. Она хромала на одну ногу, вся была в синяках и в слезах. Все что я могла сделать - обнять и утешить ее. Мы не могли бежать с поля, как бы страшно нам не было"

Вечером того же дня, "Трое из Надесико", как прозвали лидеров протеста, записали видеообращение, в котором приносили свои извенения перед пострадавшими за то, что они допустили такой исход, но также и звали обратно.

[Сакамото] Несмотря на то, что сегодня был кошмарный день, несмотря на все синяки и ссадины, несмотря на аресты наших подруг, мы... Мы должны продолжить. Если мы сейчас разойдемся по домам, они поймут, что нам можно силой навязать их правила... И жить станет после этого еще труднее, чем до протестов. [Танигучи] Знаете, у меня всегда была мечта, что наступит день, когда гяру и "серые мышки" смогут сесть за одним столом, не как враги, а как сестры. И пока мы зависали у мэрии, я верила что этот день близок. И я знаю, что многие из вас верят в это до сих пор. Но чтобы мечты сбылись, надо действовать! Сидя дома или зависая в клубах, мы ее не приблизим! Если вы еще верите в эту мечту, то приходите завтра, в День защитника Отечества к зданию мэрии. Но будет лучше, если вы на этот раз придете со своими парнями...

И действительно, 6 мая у зания мэрии собралось уже не 10 тысяч, как в предыдущие дни, а 25 тысяч. Больше половины протестовавших вернулись обратно вместе с парнями, старшими братьями и даже родителями, недовольными избиением своих детей. Из мужчин были сформированы отряды самообороны, защищавшие девушек от полиции и наводившие порядок в лагере. Лидером "Самообороны гяру" стал Аой Хасекава, парень Сакамото. Вторая сидячая акция протеста началась с того, что, окруженные "живой цепью" из отрядов самообороны протестующие двинулись к сданию мэрии в Кумияму. Они отправились к нему в 10 вечера. Протетсующие держали в руках свечки, а по пути скандировали лозунг гярц "Вива джибун" (яп. "Да здравствует я!"), пели "Another brick in the wall" и "A million voices". На пути у сдания мэрии стояли полицейские оцепления, но те, не получив приказ на разгон демонстрантов и опасаясь стычек с вооруженными битами молодыми людьми, решили пропускать их. После того как лагерь был установлен, было подвезено звуковое оборудование, закупленное на общие пожертвования протетсующих. На лестнице здания мэрии была устроена импровизированная сцена, где выступали лидеры протетса и любой желающий, которому есть что сказать. Лагерь продержался еще пару дней, после чего в ночь с 8 на 9 мая был снова разогнан, но уже с меньшим колличеством пострадавших.

После первого разгона на ситуацию в Киото обратили внимание федеральные политики. Депутат Сергей Удальцов направил запрос в МВД о правомерности действий киотской полиции, после чего ее шефа уволили из органов, а против Ринтаро Кацураги было открыто расселдование. Депутаты от НЛ, либеральной фракции ЛДП и либертарианской фракции Великого Союза поддержали протетстующих, заявив, что ничто не должно ограничивать личную свободу учащихся.

В том что все так обернулось вина только руководства Киото и школы, в которой учились Танигучи и другие. Ну да, хотят они красить волосы, но разве это повод отчислять девочек из школы, а потом еще и избивать их дубинками? (Павел Дуров)
Они же дети, думать надо, что делаете! (Евгения Костюшенкова, "Новые Левые", округ Урал-1)

Впрочем, нашлось довольно много политиков, защищавших руководство Киото. Так, за них заступился министр по делам национальностей Максим Марцинкевич

Все правильно делаете! Если не хотят учиться - загоним в школы силой, ради их же блага!

Позицию Марцинкевича о том, что школьницам просто "лень идти на уроки" поддержали в "Единстве" и национал-демократической фракции ЛДП. При этом сам премьер-минстр Тору Хашимото занял позицию "над схваткой", понимая, что рейтинг его партии стремится вниз и выбор неправильной позиции может еще сильнее ухудшить его.

И эти лентяйки - наше будущее? Боюсь оно безрадостное. (Алексей Навальный)

Отдельно стоит упомянуть о роли двух организаций в обсуждении вопроса о разгоне демонстрации. Возглавляемое Артемом Ширинским и Котоми Шимабукуро "Движение за республику" стало одной из первых организацией, предоставшей материальную и медийную поддержку протестующим. Шимабукуро, вдохновившись протестом гяру, начала лобировать этот протест среди звезд шоу-бизнесса и деятелей искуства, Благодаря ее поддержке, протест поддержали такие музыкальные коллективы, как "Ленинград", GARNiDELiA, AKB48, Babymetal и другие. Активная помощь протестующим стала первой заметной акцией ДЗР и увеличило их рейтинг с 0,2% до 5,22% всего за месяц.

С противоположной же стороны появилась мощная общественная организация - Синтоистское общество женщин, возглавляемое Сакурой Эномото. В него входили женщины, выступавшие против субкультур в целом, считая, что они подрывают основы традицонных ценностей японского народа. Члены СОЖ совершили нападение на лагерь протестующих днем 8 мая, но отряды самообороны оттеснили их. В стычке участвовала и Эномото, которой сломали левую руку.

9 - 24 мая: смена тактики. Протест приходит в другие города.

Днем 9 мая "Трое из Надесико" вновь собрались, чтобы обсудить дальнейшую тактику. Они сошлись во мнении, что столкновения с полицией могут повредить репутации протестующих и оттолкнуть желающих участвовать в нем. Поэтому, было решено на следующем этапе начать через активную Шимабукуро работу со СМИ.

Было решено в третий раз прийти к мэрии Киото, но теперь там должен был пройти не митинг.

- Фестиваль? - спросили мы Шимабукуро-сан.

- Да, фестиваль! Кому нужны митинги, на которых можно отхватить дубинкой по голове? Вам - нет, потому что вы так только теряете людей и поддержку в СМИ. Ваш контингент - шестнадцатилетние школьницы, а что им нужно?

- Веселье, любовь, секс... - начала перечислять Аяно-чан.

- Вот именно, все, кроме дубинки по голове с утра! - перебила ее Шимабукуро-сан - Протест это не всегда драги с полицией. Если вы покажете, что вы не боитесь именно быть собой, что вам это нравится, что если вам это будут позволять делать каждый день, то вы не будете переворачивать автобусы и блокировать мэрию!

- Но кто к нам поедет? - спросила я.

- Оставь это на меня, Сара-чан!


В субботу, 15 мая, протестующие еще раз вернулись к мэрии, но теперь без отрядов самообороны, еще раз установили импровизированную сцену, но теперь на ней выступали приглашенные музыканты. Лидеры протеста решили устроить двухдневный "Фестиваль свободы" с целью изменить мнение о протесте, доказать, что они способны и на мирное отстаивание своих прав. На него, в этот раз, пришли не только гяру, но и представители других субкультур.

Это было не похоже на то, что было в предыдущие дни. Вместо страха, злости и агрессии пришли радость и беззаботность. Это был праздник юности. На него пришли не только гяру, но и фанаты visual-key, и гяруо, и даже отаку и хикки. В любой другой ситуации нам находиться рядом было бы, скажем так, противно. Но сейчас все понимали, что разговор идет о нас всех, а потому мы объединились в нашей общей радости. Люди просто веселились. Пели во все горло, танцевались, находили друг друга. Поговаривают даже, что многие хикки и отаку оставили на этом фестивале свою невинность.

После этого фестиваля, протестное движение обавелось своим гимном. Им стала песня "Silent Majority" группы Keyakizaka46, которая выступила на фестивале.

А тем временем, протест перешел в другие города. 11 мая прошли первые акции протеста в Осаке, 13 мая токийские гяру оккупировали район Сибуя, "мекку" для всех гяру страны. 15 мая акции прошли в Хиросиме, Нагасаки, Нахе и Фукуоуке. 20 мая митинги прошли уже и на континенте - в Новосибирске и Владивостоке. Протестующие начали побеждать, поскольку в Палату представителей были внесены поправки в Образовательный кодекс о неприкосновенности внешнего вида учащихся. Их рассмотрение было назначено на 29 мая.

25 мая - 5 июня: контратака консерваторов.

Впрочем, защитники традиционных ценностей не собирались отступать. Эномото заручилась поддержкой сторонников экс-премьера Навального - Ивана Гордеева и Антона Кириллова и, воспользовавшись паузой в действиях гяру, решила обернуть ситуацию в свою пользу. СОЖ, "Единство" и некоторые фракции ЛДП начали проводить акции в защиту традиционных ценностей в Токио и Киото. "Марш в защиту традиций", проходивший в Токио 28 мая, закончилася беспорядками, поскольку проходил через их палаточный лагерь в районе Сибуя.


События в Сибуе произошли буквально за день ло голосования в Парламенте. Существует довльно популярное мнение, что беспорядки спровоцировали сами правые, специально проложив маршрут их маршрут через Сибую. Скорее всего, члены СОЖ и "Единства" хотели сами прогнать демонстрантов из важного туристического квартала Токио, поскольку министр внутренних дел личным указом запретил разгонять школьниц после событий 5 мая. Как бы там ни было, но после этих беспорядков ЛДП решила дистанцироаться от коллег по правительству из "Единства" и проголосовать за поправки. 30 мая премьер-министр Хашимото после давления со стороны Навального решается утвердить поправки.

Теперь, их должен был подписать Император Нарухито. Это всегда считалось формальностью, поскольку и его предшественник, Император Хэйсэй, и он сам всегда подписывали все утвержеднное предыдущими премьер-министрами, но в этот раз он решил проявить свою гражданскую позицию. 1 июня он решается записать обращение к нации по поводу прошедших событий и изложить официальную точку зрения Дворца по поводу событий.

Дорогие сограждане! Я обращаюсь к вам с посланием, поскольку считаю нужным изложить свою точку зрения на происходящее вокруг выступлений старшеклассниц в Киото и других городах.

Мы, Император Нарухито и Императорская Семья, находим невозможным принять условия террористок, занявших улицы наших городов.
То, что проповедуют эти девушки - похабщина и разврат. Это не может быть принято нашим обществом ни при каких обстоятельствах. Ценности, которые мы отстаиваем, проверены веками непростой истории японского народа и именно их соблюдение позволило нам выжить в непростых исторических условиях прошлого.
Дабы порядок наконец вернулся на наши улицы, мы настоятельно призываем родителей забрать домой своих детей, а правительство - принять меры против бунтовщиков.
Из воспоминаний Сары Танигучи:

Моему возмущению поведением этого старикашки не было предела! Я взяла пульт от телевизора и кинула его в стену. Все, над чем мы работали, ради чего получали синяки, ради чего страдали наши братья и сестры - в одночасье рухнуло. Это был самый депрессивный момент нашей борьбы.

И я зарыдала. Я подвергла столько людей опасности - и все зря... Я думала, что буду винить себя за это всю оставшуюся жизнь.

Выступление Императора возмутило представителей субкультур, вернувшихся на улицы. 2-5 июня в Киото шли настоящие бои с полицией. В Сибуе ситуация была спокойнее, но тем не менее все-же произошло несколько стычек.

Однако, не вся Семья поддерживала Императора. Против него открыто выступила Наследная принцесса Айко. Утром 5 июня она приехала в охваченный беспорядками Киото и выступила перед протестующими в их поддержку.

Невозможно описать, как вами сейчас гордятся все адекватные люди нашей страны! Вы стали примером целеустремленности и веры в свои силы для нашего поколения, а для своих родителей - настоящей гордостью! Однако, нам всем надо успокоиться... Мы все перегнули палку и нам надо вернуться обратно за стол переговоров.

6 июня: завершение протестов

Ранно утром 6 июня в Императорском дворце в Токио при посредничестве Императора-консорта Петра , мужа Императорицы Саяко, и Наследной принцессы Рури, состоялись переговоры между Танигучи, Сунохарой, Сакмото, Шимабукуро, Наследной Принцессой, Сергеем Удальцовым, с одной стороны, и Императорицей, Хашимото, Навальным и Рогозиным с другой. Гордеев, Эномото и Марцинкевич на них не были приглашены, потому что их позиция счиаталась слишком радикальной. Переговоры были очень долгими, но в конце-концов, Её Величество согласилась подписать поправки.

Это был конец самых решительных и долгих протестов в союзной истории первой половины XXI века. Из около восьмиста тысяч бастующих в столконовениях за все два месяца пострадало оклоло 10000 человек, исключено из школ за "неподобающее поведение" - 4324 человека. Спустя месяц после первого разгона демонстрации в Киото, порядок наконец начал возвращаться на улицы городов.

Последствия

Протестующие, в итоге, добились своей цели. Школам запретили накладывать ограничения на внешний вид учащихся, хотя и оставили обязательной наличие школьной формы. Решительные действия протетсующих по защите своей персональной свободы изменили отношение большинства жителей Союза к субкультурам в лучшую сторону, а также превратили свободу личности в настоящую ценность в японском обществе. Поколение детей тех, кто учавствовал в протестах, то есть родившиеся в 30-40-е года XXI века и заставшие Третью Мировую детьми, в целом намного более открытое в плане личных отношений и мировозрения. Считается, что без протестов такие изменения в сознании японцев были бы невозможны.

Как ни пародаксально, но после 6 июня гяру как субкультура фактически умерли. Во-первых, для большинства японских женщин перестало зазорным следовать моде и пользоваться косметикой, что было отличительным признаком именно гяру. Во-вторых, и самое важное, участницы протестов за этот месяц повзрослели. Гяру всегда отличала безмятежность и безразличие ко всему, что не связано с модой или отношениями, но теперь они начали задумываться о своем будущем, будущем страны и поиске своего места в мире.

Из-за своих действий, Императрица Саяко стала очень непопулярной фигурой у молодежи. В большинстве своем, она стала отрицательно относиться к институту монархии в целом, хотя Принцессу Рури, наоборот, стали уважать.Именно эта группа населения и станет тем электоратом, благодаря которому ДЗР смогут пройти в парламент двумя годами позже. Протесты стали тем толчком, с которого и начался рост ДЗР как полноценной политической силы. Также, благодаря своим действиям, левые и ВС смогли увеличить свою популярность.

Протесты навсегда разделили историю Союза на "до" и "после". Хотя все последствия полностью проявятся только через десятилетия, но все ведущие историки сходятся во мнении, что Киотская весна стала сломом в культуре РЯС

Что же касается "Трех из Надесико", то:

  • Аяна Сакамото после отставки директора школы была восстановлена, вместе с остальными отчисленными ученицами. Кроме того, она победила на досрочных выборах президента студсовета. Окончила Киотский университет по специальности "Юриспруденция" в 2032 году.
  • Кагами Сунохара под впечатлением от протетстов решила заняться социологией. По ее словам, она выбрала эту профессию, поскольку "всегда самой было интересно, как это у нас все получилось". 
  • Сара Танигучи приняла приглашение Котоми Шимабукуро и Артёма Ширинского возглавить вместе с Коёми Того молодёжное крыло ДЗР. Как и Того, она стала членом социалистической фракции в партии. Долгое время занималась защитой прав американо-японцев, проживающих в стране. В 2038 году вышла замуж за астронавта Мацуду Тачибану и взяла его фамилию После избрания Окабэ Маэды премьер-министром в 2052 году, Сара Тачибана стала спикером Палаты Представителей.

И Сунохара, и Сакамото до сих пор работают с Тачибаной.

Скандалы на Универсиаде 2027 года

Школьные протесты закончились в начале июня, но пламя, зажженое ими в сердцах и умах молодежи, горело еще очень долго, и на протяжении всего 2027 года были слышны их отголоски. Всего через месяц, в июле 2027 года, Краснодар принимал летнюю Универсиаду, но даже несмотря на то, что он находился в 9 тысячах киллометров от центра протестов, в воздухе все-равно царила политизированность и напряженность.

Первым скандалом стал отказ капитана мужской сборной РЯС по гандболу Масахито Кагавы (Московская Школа Экономики) быть занменосцем на церемонии открытия.

Еще пару месяцев назад для меня была бы честь нести флаг моей страны, но к сожалению, после событий в Киото и Токио этот флаг покрылся кровью наших сверстников,

После такого заявления, Министерство спорта вмешалось в ситуацию и надавило на руководство команды, чтобы те вывели Кагаву из состава. Это привело к конфликту среди спортсменов, обвинивших Минспорт в диктаторских методах и отстаивании своих политических интересов, а все спортсмены из МШЭ, в знак солидарности с Кагавой, покинули Краснодар. Флаг по-очереди предложили нести еще шести спортсменам, но они публично отказывались в знак солидарности с Кагавой, пока Наталья Медведева (теннис, НГУ) не согласилась стать знаменосцем.

В ситуацию со сборной попытался вмешаться и Тору Хашимото, который за день до церемонии открытия встретился со спортсменами в Краснодаре. Встреча, на которой присутствовали журналисты, превратилась в практически одностороннее высказывание претензий премьер-министру за действия правительства в отношении Кагавы и даже за его действия во время Школьных протестов. Хашимото пообещал "разобраться в работе Минспорта", но отказался отвечать на претензии, связанные с протестами, заявив, что спортсмены "мешают политику и спорт". Эти обещания и оправдания не устроили спортсменов, требовавших от премьера отставки министра спорта.

Скандалы продолжились и на самой церемонии открытия. Отвечавший за музыкальное сопровождение церемонии открытия популярный DJ Infinity (Евгений Танака) добавил в плейлист, звучавший во время парада спортсменов, свой ремикс на Silent Majority. Этому ремиксу подпевал весь стадион, но такое единство зрителей было воспринято находившимися на VIP-трибуне Хашимото и Императрицей как протест и личное оскорбление, поэтому они решили покинуть стадион до окончания церемонии открытия. Этот момент оказался в прямой трансляции и зрители проводили первых лиц страны недовольным гулом. Единственной, кто не ушел с трибуны, была принцесса Рури, которой пришлось открывать игры импровизированной вступительной речью вместо своей матери.

Уход Хашимото и Саяко с церемонии открытия было воспринято как оскорбление уже всей остальной сборной. Многие золотые медалисты отказывались, в знак протеста, на церемонии награждения слушать гимн Союза стоя. Некоторые, как Роман Миллер (толкание ядра, Университет Саппоро) или Азат Магомедов (бег на 400 метров, Университет Кавказа) вообще уходили с подиума, когда играл гимн.

После Универсиады, Хашимото и Саяко принесли публичные извинения спортсменам, но их репутации это все-равно не помогло.

Профсоюзное движение учащихся

В период Японского Экономического чуда, профсоюзы играли очень значительную роль в экономике Японии, но с началом 90-х годов XX века они начали уходить на второй план и к 2027 году в них состояло всего около 15% от всего работающего населения страны. Школьные Протесты сумели вдохнуть в профсоюзное движение новую жизнь, во всяком случае их идея вновь стала популярна у поколения протестовавших.

После протестов начали формироваться первые стихийные профсоюзы школьников. Первые годы они были неформальными и у них не было ни официального статуса, ни общесоюзного объединения, но они были достаточно массовыми и популярными. Зачастую они были основаны на базе уже существующих студсоветов, которые таким образом из чисто административного органа, занимавшегося только вопросами финансирования клубов, превратились в представительный орган учащихся, защищавший позицию школьников в конфликтах с педагогами и руководством школ. Уже в 2029 году в таких неформальных профсоюзах состояло 23% учащихся по всей стране, а в 2031 году это число увеличилось почти в два раза и достигло 45%. Видя, что профсоюзное движение школьников стало настолько массовым, правительство Удальцова внесло поправки в законы об образовании, которые придали этим профсоюзам легальный статус. В 2033 году был сформирован первый и самый массовый общесоюзный профсоюз - Русско-японский Профсоюз Учащихся (РЯПУ / 日ロ学生組合 ничиро гакусэй кумаи), учередительный съезд которого прошел 6 июня в "Надесико", той самой женской старшей школе, с которой и начались Школьные протесты. Своими главными целями РЯПУ провозгласил: защиту прав школьников в конфликтах с их школами, просвещение учащихся о ценностях индивидуализма и борьбу с насаждением коллективизма. РЯПУ не участвовал в политике Союза напрямую, заявляя что он не является политической организацией, но при этом он поддерживал связь с молодежными организациями НРП и НЛ.

Появление такого профсоюза позволило Поколению R вообще по-новому взглянуть на роль профсоюзного движения в обществе, и в 30-40-х гг. XXI века профсоюзное движение сумело выйти из застоя: на 2045 год в профсоюзах состояло уже до 45% работающего населения страны.

Оценки

Эти протесты изменили нас всех. Мы, наше поколение в целом, осознало, что у нас есть сила и воля создавать такое будущее, какое хотим. Я до сих пор сожалею о тех, кто пострадал во время беспорядков в Киото и Токио, но в то же время, совершили невероятный прогресс. (Сара Тачибана)
Тот самый случай, когда незначительное событие запускает цепочку больших изменений. (Кагами Сунохара)
Без лишней скромности скажу, что мы много добились, но на самом деле, к 2027 году все было уже настолько накалено, что протесты случились бы и без нас троих. (Аяна Сакамото)
И всё же, не зря мы пережили эти протесты. Все мы стали сильнее и я тоже. (Коёми Того)
Оглядываясь назад, я понимаю, что была неправа. Я поддалась эмоциям и пошла против собственных принципов. У тех детей было полное право быть собой. Мы не имели права запрещать им краситься, носить любимую одежду и так далее. Но извиняться я не намерена. Что было, то было, и унижаться я не буду. Гордеева ни у кого не просит прощения - даже у мужа. (Лариса Капустникова)
Это был пример той самой смелости, которая города берет. Без этих протестов, жители островов не стали бы более открытыми в пане взглядов, а без этого не получилось бы ни нашей победы в 2029, ни однополых браков, ни легализации марихуаны и проституции. (Марина Хамасаки)

В культуре

  • GIRLS POWER! (РЯС, 2040) - комедийное аниме в жанре седзе о событиях протестов. В центре сюжета - лидеры протеста, в эпизодических ролях появляются Котоми Шимабукуро, Артём Ширинский, Тору Хашимото, Антон Кириллов, Алексей Навальный, Сергей Удальцов, Император Нарухито и Наследная принцесса Айко.
  • Сестры Надесико (англ. Nasehiko Sisters, США, 2036)  - подростковая драма. В главных ролях: Кэтрин Чейз (Сара Танигучи), Эмели Девис (Кагами Сунохара) и Сатоми Нодзаки (Аяна Сакамото). Премия "Оскар" 2037 года за лучшую операторскую работу.
  • Школьница (РЯС, 2075) - фильм о жизни Сары Танигучи до, во время, и после протестов.
  • Мы никуда не уйдем (РЯС, 2066) - драмма о событиях в Сибуе 14-28 мая. В центре сюжета - пара подростков, Кику Фкуи и Василий Александров.
  • Песня украинской идолл-группы KT-01 "Unbroken" (2029).
  • Песня группы Ленинград "Нам поебать" (2026).