ФЭНДОМ


Они называли себя "освободителями", но оказались самыми худшими из поработителей. Они уничтожили само имя нашей поруганной Родины, отдав его народу свиней, ублюдков и проституток. Они истребляют наших братьев и сестёр тысячами, уничтожают нашу великую историю и прекрасную культуру и делают всё для деградации нашего народа, особенно - молодежи.


Но они ошибаются, если считают, что их деяния останутся безнаказанными. Забывшие само имя Божие, они убеждены, что Он их не видит, что Он не слышит стона Своего русского народа. О, как они ошибаются, как они ошибаются! Их ждёт возмездие, и мы станем карающей десницей Господа, от которой им не уйти! Русская раса, эта великая раса господ будет господствовать над всем миром, а недочеловеки будут либо истреблены, либо станут нашими слугами! СЛАВА РОССИИ, ЕДИНОЙ И ВЕЧНОЙ!

РОССИЯ ИЛИ СМЕРТЬ!

(Обращение Михаила Преображенского к бойцам РИД
Во имя Общечеловеческих идеалов Свободы, Братства и Равенства, мы обязаны загнать нашего противника обратно в его вонючие норы, откуда он вылез по сущему недоразумению! (Николай Шаломов перед "Легионом Содействия Демократии")

Русское Имперское Движение, также Движение Возрождения, Великий Орден Руси, Партизаны Сибири - подпольная террористическая организация сопротивления, оперирующая практически на всем пост-российском пространстве. Главной тактической декларируемой целью Русского Движения является восстановление национального государства России и ее подлинного суверенитета; планом-максимумом со слов единственного и безоговорочного лидера Движения, Михаила Львовича Преображенского, является достижение мирового господства и установления "русского порядка" на планете Земля.

На настоящее время Русское Имперское Движение признано самой опасной террористической группировкой, которая де-факто контролирует немалые территории Северо-Евразийского Директората, готовясь к последнему бою с правительством Невограда: но больше того, по пост-имперскому пространству симпатии к РИД также начали проявляться среди угнетенных русскоязычных слоев населения. Окрепшая организация теперь, как бы не убаюкивали американцев или европейцев их правительства, стала важным фактором геополитики, но только один человек на всей Земле знает, каким будет следующий шаг в великой игре... 

Организация

Идеология

Русское Имперское Движение официально считает своей идеологией старый-добрый Дугинизм - синтез национал-большевизма с более правыми авторитарными течениями политической мысли, но на практике под влиянием Преображенского РИД сдвинулась заметно право и теперь, по привычной классификации, скорее национал-социалистическая организация, в которой иерархия и дисциплина возведены в состояние настоящего религиозного культа.  После падения Русской Советской Империи М.Л. Преображенский должен был дать новую трактовку многим старым постулатам, объяснить, в конце концов, почему же РСИ проиграла силам мирового капитализма. Причину поражения Преображенский нашел в "моральной слабости" войск Имперской армии и "непозволимой вольности командиров": действительно, из-за специфичности самого государственного устройства, многие полевые командиры нарушали приказы генерального штаба, что нередко приводило к поражениям. Также Михаил обвинял руководство Национал-большевистской партии "во фракционности", которая позволила возникнуть внутрипартийной оппозиции: и хотя ее выступления провалились, по мнению Михаила Львовича, самый факт их существования нанес непоправимый удар по боевому духу солдат армии. Кроме этого, Преображенский в своих программных документах уверял, что Александр Дугин поспешил: его концепция правителя-философа, глубинного созерцателя, идеальна и верна, но преждевременна: по наработкам Михаила, перед правителем-философом должен идти правитель-диктатор - тот, кто сможет принять плохие решения и привести мир к единому порядку, после чего уйдет, отдав власть в руки тому самому философу.

В соответствии с найденными изъянами была проведена работа по их искоренению. Русское Имперское Движение теперь представляет собой строго иерархическую организацию с абсолютным подчинением старшим по званию. В состав РИД принимаются исключительно (как гласят партийные документы и как то бывает по общему правилу) только глубоко убежденные люди, готовые убивать за идеи Преображенского о Мировом господстве русских - таким образом сохраняется кадровая чистота и высокий профессионализм.

Духовными предтечами своего Движения М.Л. Преображенский называл таких мыслителей, деятелей и философов, как Шарль Моррас, Освальд Шпенглер, Эрнст Юнгер, Иван Ильин, Корнелиу Зеля Кодряну, Николай Устрялов, Юлиус Эвола, Эдуард Лимонов, Алексадр Проханов и Александр же Дугин. Литература этих людей является обязательной к ознакомлению в Русском Имперском Движении: сам же Преображенский никогда не скрывал, что является убежденным сторонником и поклонником каждой из этих личностей. 

Лидеры РИД

  • Михаил Львович Преображенский (1. 09. 1991. - вечно жив)- см. соответствующую статью. 
  • Борис Федорович Злобин (01.1989 - жив) - ближайший сподвижник Михаила Львовича Преображенского, его верный советник и представитель, занимающийся чаще всего "дипломатическими" связями имперцев. По его официальной биографии, был активистом той самой Державной партии А.Г. Дугина и солдатом Третьей мировой; но он обладает огромными медицинскими познаниями, которые слабо объясняются этой биографией. Так или иначе, он - крайне харизматичный человек, убедительный и спокойный: играет роль адъютанта для особых поручений при лидере всего РИД, 
  • Даниил Алексеевич Коробочков (22.07.1990 - ?) - глава внутренней безопасности РИД, жестокий, суровый и решительный мужчина, каленым железом расправляющийся со всеми, кого заподозрит в предательстве Движения и его вождя, коему бесконечно предан лично. Был активистом Державной партии и храбрым солдатом времен ТМВ: после ее проигрыша, скрывался в сибирских лесах, где окончательно сформировался его суровый и жестокий характер. Вернулся к деятельности уже ближе к концу 2010-х, когда смог наладить четкий контакт с РИД и его лидерами. 
  • Георгий Победоносец (? - 20.01.2039) - неизвестный на службе у Русского Имперского Движения. Детали его жизни неизвестны никому, кроме ближайшего окружения Преображенского; также неведомы его мотивы, заставляющие его служить Михаилу Львовичу. Одно точно: когда кто-то где-то крупно  переходит дорогу Преображенскому, к нему на встречу отправляется Победоносец - встреча заканчивается крайне печально для врага Имперского Движения. О самом  существовании Победоносца, собственно, можно судить только по сообщениям от РИД после очередного успешного убийства или теракта: по мнению некоторых, за общим именем "Георгий Победоносец" может скрываться целая группа профессиональных убийц, диверсантов и шпионов. На счету Георгия убийства более 50 человек по всему Свету и устроение минимум 15 широкомасштабных терактов. Он принял самое непосредственное участие во Времени решений: 20 января 2039 он..... Правда, успех операции был куплен дорогой ценой: Георгий, который оказался одним-единственным человеком, погиб, прикрывая отход товарищей. 
  • Игумен Нил (1980 - н.в.) - православный священник,  принявший монашеский постриг в 1999-м году; все время существования Русской Империи находился во внутренней относительной оппозиции, не одобряя вмешательства государства в церковные дела. За отказ от нарушения тайны исповеди был сослан в 2007-м году в колонию, которой, однако, не удалось ни сломить его моральный дух, ни подорвать богатырски крепкое здоровье. Был освобожден из колонии американскими войсками, но отказался сотрудничать с оккупантами; после передачи всего имущества РПЦ в распоряжение украинской церкви, Нил отказался "служить бесу" и ушел в тайгу, где его и нашел Михаил Преображенский, желавший найти для новой организации убедительного проповедника. Ему удалось уговорить Нила сотрудничать: и теперь отец ведет радио- и онлайн-эфиры, на которых прекрасно справялется со своей ролью пропагандиста. Его подвешеный язык, личная харизма, глубокие познания во множестве областей знания делают его одним из популярнейших ведущих в мире. 
  • Роман Кириллович Павленко (22.02.2000 - 20..) 

История

Зарождение

Наши враги убеждены, что мы побеждены; что меня нет в живых. Они серьезно ошибаются.


Я жив - а большего и не требуется.

(Михаил Преображенский о себе)
Уже в последние месяцы Третьей мировой войны, когда войска Североатлантического альянса и их китайских соратников продвигались глубоко внутрь имперских территорий, Александр Гельевич Дугин выдвинул идею о начале партизанской войны против захватчиков. За основу были взяты старые, еще довоенные наработки времен Э. Лимонова, когда предполагалось, что каждый гражданин Империи будет настоящим воином, готовым защищать свою Родину от любого вторжения. Активировались партийные ячейки по селам и мелким городам: в Сибири, пока продвижение противника остановилось в районе Иркутска, создавались таежные склады и арсеналы для действия маленьких боевых групп.  Идейно крепкие солдаты "Русской гвардии" старались оборудовать все как можно лучше и как можно более в короткие сроки: их старательность позволила позднее Движению прокормиться первые года его существования.

Однако конец Империи настал раньше, чем предполагалось. Уже в марте 2012 американский генерал Джеймс Мэттис осуществил дерзкий план "Сумерки Богов", которым захватил Асгард (Омск) и арестовал все высшее руководство Руси, за исключением самого Дугина: американские морпехи нашли только мертвое тело вчерашнего всемогущего "царя-философа". Оставшиеся без руководства и деморализованные поражениями фронтовые части капитулировали: Третья Мировая завершилась безусловной и сокрушительной победой коалиции над Русской Империей. Д. Мэттис в Асгарде публично объявил о "Очередной победе американских парней и девок над силами мирового Зла, приходящими из России" и волевым решением превратил Асгард в "особую зону", откуда выселялись все гражданские лица и где были взорваны все здания. В Санкт-Петербурге уже начало работу Второе Учредительное собрание, а по тайге специально оснащенные поисковые отряды ловили остатки "гвардейцев", пытающихся добраться до скрытых баз. В Вашингтоне, Париже, Берлине, Лондоне, Пекине и Токио праздновали великую победу, великий триумф в войне, которую горделиво именовали "Последней мировой".

Но так ли это было? Как минимум, на руинах Асгарда, появился один человек, собиравшийся оспорить результаты только-только закончившейся войны. Звали его Михаилом Львовичем Преображенским - это был один из "русских гвардейцев первой компании" - личным охранником Александра Дугина, бывшим рядом с ним во время атаки американо-китайско-польского десанта. Чудом спасшийся от врагов, Преображенский пробыл в неизвестном месте Асгарда вплоть до 1 апреля, когда последний вражеский солдат покинул оставленный всеми и превращенный в руины город. Выйдя на его пыльные улицы, М.Л. Преображенский повторил однажды принесенную им клятву в готовности уничтожить всех врагов его Родины: вид разоренного Асгарда, который должен был стать мировой столицей, а превратился в безлюдные руины, наполнил его сердце мрачной уверенностью и непоколебимостью. Те, несомненно, печальные факты, что он был один, что ему только настал двадцать первый год он отбросил в сторону: все великое начинается с малого, и все великое сперва кажется полнейшим безумием, а его учили мыслить нестандартно и использовать весь дарованный человеку разум.

Разумеется, первое время было крайне непростым для М.Л. Преображенского. Он пробирался на север, пользуясь найденными где-то в Асгарде картами тайников и схронов: он избегал встреч с людьми, опасаясь, что те наведут на него патруль войск НАТО, которые все еще стояли на землях Северо-Евразийской Директории, как теперь называлось самое крупное государство пост-российского пространства. Здесь, пожалуй, будет уместным вставить небольшую, но важную оговорку: про этот период мы знаем очень немногое и то почти все только со слов самого Преображенского, который склонен преукрашивать реальное положение дел и выставлять себя в более выгодном свете, чем было на самом деле. Так или иначе, но весной 2012, пока весь мир обсуждал дальнейшее развитие, он встречает Бориса Федоровича Злобина - своего вернейшего сподвижника и правую руку в дальнейшем. По словам Преображенского, они провели вместе две недели, строя грандиозные планы и мечтая об окончательном успехе, ждущим где-то впереди. Тогда же они душевно сблизились, обменявшись взаимными клятвами в верности; по мнению некоторых специалистов, эта встреча оказала огромное влияние на состояние Преображенского, не дав тому впасть в безумие, на грани коего он балансировал после падения Асгарда. Но Злобин предположил, что он будет полезней русскому делу где-то там, за Уралом - вполне доверившись ему, Михаил Львович согласился. Неизвестно, что послужило причиной подобной доверчивости, но многое косвенно указывает на то, что Преображенский смог узнать некую тайну Бориса, которая гарантировала его преданность. 

Затем, до конца лета все того же года, Михаил Преображенский добрался до одного из самых крупных тайных лагерей Русской Империи, стоящего у озера Иконного. Здесь он встретил еще семерых бойцов Имперской армии, которые смогли преодолеть немалый путь вопреки всему и добраться до схрона живыми и относительно здоровыми. Сохранивший при себе знаки гвардейца, Михаил Львович мгновенно взял над ними командование: благо эти бойцы, пришедшие сюда на пару дней раньше, сами не знали, что им дальше предстоит делать. Преображенский называет датой воссоединения с товарищами 4 ноября - скорее всего по воле символизма, но, вполне вероятно, что реальная встреча состоялась где-то в этом промежутке времени. Теперь же первой ячейке еще формально не появившегося на свет Русского Имперского Движения предстояло решить важный вопрос: оставаться в лагере на зиму или двигаться на юг, рискуя встретить как враждебное население, так и еще более враждебных солдат НАТО. Оставаться тоже было рисковано: зиму можно было не пережить. Но М.Л. Преображенский, проведя тщательный анализ окружающей действительности и потенциала лагеря решил все же остаться в нем, считая, что замерзнуть во время перехода еще более вероятно. 

Зима 2012-2013 была для солдат Империи крайне тяжелым временем, хотя она и выдалась одной из самых теплых за историю наблюдений. Стесненные в перемещении, Михаил Львович и остальные пытались выжить в суровых климатических условиях Сибири. По настоянию предводителя, было сокращено потребление сделанных до Великой катастрофы припасов - они должны были остаться на самый крайний случай. Питались дичью и случайными ягодками: всю зиму Преображенский и компания были вынуждены отражать набеги медведей-шатунов: если верить словам Михаила Львовича, они перебили пятерых медведей, одного из которых Михаил одолел один на один в зимнем лесу. Двое из семерых его товарищей не пережили зимовку: один подхватил воспаление легких, а другой был разорван шатуном при встрече. Позднее, уже когда РИД оформится в полноценную организацию, та зимовка станет настоящим примером человеческого подвига, совершенного во имя любви к Родине: Преображенский будет называть свое испытание "Триумфом русской воли".  Тут стоит сказать, что за проведенные месяцы в лагере Михаил Львович стал бесприкословным авторитетом для своих сотоварищей: его кругозор, практические навыки и боевой опыт позволили ему стать не просто руководителем, но настоящим вождем для своих людей, чьи приказы подлежат исполнению незамедлительно и без споров.

Мой еврейский дружок надеялся убить меня этим несвежим калачом? Он еще глупее, чем я думал - переживший Иконное может есть корни и пить бензин. (М.Л. Преображенский после раскрытия заговора против него).

Но всем было очевидно, что второго такого испытания они банально не переживут, требовалось выдвигаться куда-то в более цивилизованные районы южней. "Ледяной поход" начался 19 марта, когда, взяв все оставшиеся припасы, бойцы Империи двинулись южней. Дойдя до Оби, солдаты Дугина двинулись по ее течению вниз, рассчитывая найти населенный пункт и осведомиться насчет положения дел на осколках былой Империи. Во время перехода трагически погиб еще один боец, упавший под лед из-за неосторожного шага. Дневные путешествия были короткими и совершались крайне осторожно: Преображенский ожидал встреч с солдатами НАТО, и был искренне удивлен их нулевой активностью в регионе. Многое для него прояснилось в начале лета, когда усталый и истощеный отряд наткнулся на обиталище лесника: старый, но все еще довольно бодрый дед охотно впустил солдат Империи к себе, накормил и обогрел; также он поделился последними дошедшими до него новостями о "безумии" в центральном руководстве и постоянном кризисе СЕД. Поблагодарив за гостепреимство, отряд продолжил свой маршрут и 5 июля добрался до пригородов Кривошеина - бойцы Преображенского практически вернулись в человеческую цивилизацию. 

Здесь Преображенский встречает еще одного деятеля Русского Имперского Движения в скором будущем - отца Нила. С православным русским священником у него был целый теологический диспут, в результате которого Михаил Львович смог убедить святого отца примкнуть к нему. Биография Нила произвела на Преображенского сильное впечатление: этот человек с горящими глазами пережил суровые лагеря Русской Империи и зимовку в условиях тайги. На нем живыми, по воспоминаниям будущего Вождя, оставались только зеленые глаза, но в них эта самая жизнь просто-напросто бурлила, в них отчетливо угадывались стойкость, упрямство и огромная жизненная сила, позволившая игумену пережить тяжелые года и ничего не забыть из важного для него. Знавший больше Преображенского о пост-имперских реалиях, Нил был склонен поверить его словам об Империи, как о "меньшем из зол": он довольно быстро и совершенно искренне согласился помогать Движению. Русский гвардеец будет называть отца Нила одним из самых ярких людей, встреченных им за всю его долгую и яркую жизнь - действительно, подобных индивидов с каждым десятилетием становится все меньше и меньше. 

Именно игумен вывел команду Михаила Львовича на семью Лаптевых, проживающих в Тобольске. Лаптевы, верные патриоты России и обеспеченные люди, помогли чем могли: укрыли солдат Империи, откормили их и обогрели. Обитались хозяева на относительно безлюдной окраине, а их гости передвигались исключительно ночами и соблюдая максимальную осторожность: это позволило им остаться незамеченными ни для кого. Конечно, всем было очевидно, что долго такая идиллия продолжаться не может: впрочем, М.Л. Преображенский и не собирался тут отсиживаться вечность. Недалекие, но надежные и патриотичные Лаптевы нужны были ему для убежища легализации: ведь глава большой семьи, Георгий, был так на него похож... Словом, как позднее говорил Михаил Львович, 25 июля 2013 он оставил Тобольск с документами на имя Георгия Сергеевич Лаптева, а остальные бойцы были снабжены паспортами похожих на них лиц - чаще всего то были тобольские бездомные и прочие маргиналы, пропажа которых вряд ли наделал бы много лишнего шума. Уточнять же довольно печальную судьбу семьи Лаптевых, пожалуй, будет излишним. 

После этого момента повествование Михаила становится более обрывочным, так как события временно утрачивают яркость и становятся скорее повседневными, менее героическими и масштабными. Оставляя агентов в более-менее крупных населенных пунктах, Преображенский, соблюдая все меры предосторожности, направился в Томск, где после некоторых поисков остановился в семье врача городской больницы Трейтмута: для соседей и детей доктора  он был просто-напросто близким родственником по матери, переехавшим в Сибирь из-за ужасающей неадекватности режима на месте бывшей Центральной России. Легализовавшись и обретя хотя бы подобие устойчивой почвы под ногами, Преображенский решил действовать. Он еще давно, на Иконном, все окончательно для себя решил, а события 2013 года только подтолкнули его к правдивости ранее сделанных выводов. Убедившись на горьком опыте, что весь мир против России и русских, Михаил Львович поклялся самому себе одолеть этот мир; не просто вернуть русским величие, но сделать их первой нацией на Земле. Его нисколько не пугали преграды, стоявшие на пути; он думал только о способах их преодоления. 

Начало деятельности

Разумеется, расклад сил был совершенно не в его пользу. Он мог положиться только на десять человек, причем восемь из них были далеки от него, а девятый так и вовсе внедрялся в окружение к полковнику Северо-Евразийской Директории Николаю Яковлевичу Шаломову: по понятным причинам, о нем лучше было бы вообще не вспоминать. Материальные ресурсы были чрезвычайно скромные, можно сказать, даже нищенские: только зарплата самого Преображенского как обычного офисного клерка и некоторая часть доходов Трейтмута. Томск не был занят ничьими войсками: здесь почти что не было солдат, а функции надзорных органов исполняли сами горожане, которым население участков делегировало эти обязанности. По сути, здесь можно было не беспокоиться по поводу какого-либо "розыска", так как изначально контроль Невограда за сибирскими регионами оставался чрезвычайно условным, а местные власти пока что еще не обрели такой наглости, чтобы формировать собственные войска и органы правопорядка. 

Примерно осенью 2013 года М.Л. Преображенский начинает вербовку новых членов своей подпольной организации, которую назвал сперва Русским Сопротивлением: одним из первых в нее по этому призыву вступил Даниил Алексеевич Коробочков - профессиональный солдат Империи, воевавший в свое время против китайцев в Забайкалье. После капитуляции Империи, повоевав в тылу врага еще два месяца, ушел на зимовку в тайгу: теперь вышел в Томск и отчаянно искал контакты с единомышленниками. Преображенский быстро разглядел в нем зачатки контрразведчика - подозрительность, наблюдательность, тонкий психологизм и склонность к анализу. После недолгой проверки, Д.А. Коробочков был принят в ряды РС: ему Михаил Львович передоверил поиск новых союзников, а сам он занялся менее "пыльной", но отнюдь не менее важной работой - составлением программных документов и разработкой новой идеологии для своей организации. Требовалось объяснить, кто они вообще такие и за что борются: простых устных слов многим не хватало, а доверие к слогу письменному было значительно большим. 

До начала весны 2014 М.Л. Преображенский совершил огромную работу. С трудом доставая нужные ему книги и труды, рискуя нарваться на патрули. имея на руках запрещенную литературу, сократив время отдыха до минимума, он справился с поставленной перед самим собой задачей. Свет увидел его эпохальный труд "Русский путь", в котором он торжественно провозгласил начало Русского Имперского Движения. Позднее лидеры РИД будут говорить, что первый экземпляр "Пути" был напечатан на домашнем принтере Трейтмута 1 марта 2014 - т.е. первый день весны, которая символизирует наступление новой жизни, стал днем рождения несущей перерождение организации. 

Временный союз 

Взлет

Поход на Запад

Битва с Новой Республикой

?

?

Время решений

В культуре