ФЭНДОМ



Республика Гамбия (англ. Republic of The Gambia) — государство-полуанклав, государство-агломерация (Серекундская агломерация) в Западной Африке. На севере, востоке и юге граничит с Сенегалом, на западе имеет небольшую береговую линию Атлантического океана.

В начале XX века Гамбия была одной из беднейших государств мира, которая в течение «трёх золотых десятилетий» преодолела внутренние проблемы и совершила экономический скачок.

История

Восстановление демократии

Диктатор Яйя Джамме, правивший более 20 лет, лишился власти в 2016 году. Он отказался признать поражение на выборах, но покинул страну, когда соседи, с которыми он рассорился за годы правления, ввели в Гамбию войска, чтобы обеспечить его отставку. Власть была передана победителю президентской гонки – лидеру единой демократической коалиции Адаму Бэрроу.

Новым президентом было сформировано Временное правительство, которое должно было быть распущено через 3 года. В него вошли лидеры оппозиционных партий Гамбии. Вопреки соглашению, лишь 10 из 18 из секретарей (министров) были членами коалиции – остальные места были распределены между «технократами, а не политиками». Также в правительстве не было представителей от крупной леворадикальной партии, которая также входила в коалицию.

При новой власти из тюрем выпустили политзаключенных. Гамбия восстановила статус участника Международного уголовного суда и члена Содружества Наций. Началось расследование коррупции, существовавшей при прежней власти. На международном уровне Гамбию стали приводить в пример. Евросоюз назвал ее демократизацию «историей успеха». МВФ – «поворотным пунктом» (хотя и предупредил о существенных вызовах в экономике).

Главная реформа нового президента стала отделение «спецслужб от политики», которая фактически переделывала репрессивный аппарат в высококвалифицированную службу для защиты закона и порядка в стране. Реструктуризованный орган получил название Государственная служба разведки, его бывший глава был арестован, а во избежание бунта полиция ввела свои подразделения в здания спецслужбы.

В ходе работы временного правительства во главе с президентом, были восстановлены многие права и свободы, в том числе свобода слова и свобода собрания. Под следствие попали многие руководители «силовых служб», которые лишились своих должностей и были осуждены за злоупотребления во время работы.

Конституционный кризис 2022 года

В январе 2020 года Адама Бэрроу распустил временное правительство и назначил полностью лояльный себе кабинет министров, благодаря большинству в Национальной Ассамблее – 27 мест занимала Объединённая Демократическая партия и ещё 5 мест занимали депутаты, назначенные самим Бэрроу. Тем не менее, непоследовательные действия нового правительства привели к тому, что достаточно скоро партия раскололась – в оппозицию президенту встал лидер партии, бывший диссидент Усэйн Дарбое, который объявил о том, что будет выступать против президента на будущих выборах. Сам Дарбое выдвигаться не мог, поскольку конституция ограничивала кандидата по возрасту – президентом мог стать лишь гражданин моложе 65 лет.

Маймуна в 2022

Маймуна Санянг в 2022 году

Раскол в партии также шёл в разрез с планами Бэрроу по переизбранию на новый срок, поэтому он стал формировать широкую коалицию, чтобы не зависеть от решения партий. В 2021 году была зарегистрирован Национальный демократический фронт (англ. National Democratic Front), который объединял сторонников Бэрроу, а также союзные ему Народную прогрессивную партию и национальную партию примирения. Возглавила фронт молодая Маймуна Санянг (англ. Maimuna Sanyang), которая также стала кандидатом в вице-президенты Гамбии. Женщина-вице-президент не было чем-то новым для Гамбии, предыдущий срок вице-президентом была союзница Бэрроу по коалиции – Фатумата Тамбаджанг. Теперь Бэрроу сделал ставку на молодую дочь гамбийского фабриканта, с одной стороны провозгласив «обновление» Гамбии, а с другой заключив прочный союз с гамбийскими промышленниками.

2 декабря 2021 года прошли выборы президента Гамбии на которых с небольшим отрывом победил Адама Бэрроу, с 39,4% голосов (у его ближайшего оппонента, Мама Канде было 36,9%). Победа действующего президента была воспринята неоднозначно: оппозиция заявила о нарушениях, происходивших в ходе выборов, при том, что международное сообщество подтвердило «свободный и справедливый статус прошедших выборов». Учитывая небольшой разрыв в голосах и полулегитимный статус выборов, лидер оппозиционного Демократического конгресса Гамбии Мама Канде отказался признавать победителем Бэрроу и призвал его уйти в отставку.

Поскольку выборы были признаны международным сообществом и большинством государственных и общественных организаций (в отличие от выборов 2016 года), то Бэрроу проигнорировал заявления Канде и продолжил исполнять обязанности президента. 23 января Бэрроу намеревался вновь вступить в должность президента для чего готовилась церемония инаугурации на мини-стадионе в Банжуле, однако в момент подхода к микрофону он был застрелен одним из зрителей. На стадионе началась паника из-за чего в давке погибло ещё трое гамбийцев. Выстрел пришёлся в живот и президент был срочно направлен в больницу, где ему провели операцию. Тем не менее, ночью 25 января он умер не приходя в сознание. Вице-президент Санянг была приведена к присяге в палате больницы.

«Железная Маймуна»

Убийство Президента во многом предопределило последующие действия властей. Утром 25 января вступившая в должность президента Маймуна Санянг подписала указ о введении в стране 90-дневного чрезвычайного положения, а в своём телевизионном обращении она заявила о необходимости «навести порядок в стране». Полиция и Государственная служба разведки получили приказ о выводе подразделений на улицы города, в крупнейший город страны, Серекунду, были введены подразделения регулярной армии.

Мама Канде выступает перед журналистами

Мама Канде и Маймуна Санянг выступают перед журналистами

Одновременно с этим Санянг провела переговоры с Канде о признании выборов состоявшимися и об усмирении своих сторонников. Соглашение с оппозиционером было достигнуто лишь благодаря опасности ареста силовыми структурами и заключение коалиционного соглашения «во благо будущего Нации». Выступая по трём крупнейшим независимым радиостанциям (Taranga FM, Hilltop Radio и Afri Radio) Мама Канде подтвердил свою лояльность избранному президенту и призвал «немедленно прекратить провокационные действия разрушающие единство нации».

В феврале 2022 года на фоне чрезвычайного положения правительство продвигает реформу Полиции, которая предполагает повышения денежного довольствия служащих, а также централизацию управления органами внутренних дел. В целом, полиция находилась в хорошем состоянии благодаря реформам предыдущего правительства.

Полиция Гамбии

Подразделения полиции Гамбии в марте 2022 года

Неожиданный эффект дали события пятилетней давности: неуверенность в устойчивости власти нового президента заставили суды отказаться до диктаторской практики посадки «по звонку» – судьи в большинстве случае рассматривали дела беспристрастно, опасаясь за последующее преследование. В результате арестовываемые полицией участники беспорядков отпускались судами или получали штрафы.

В результате действий новых властей удалось пресечь хаос на улицах, а наведение порядка на улицах во многом сыграло положительно для молодой руководительницы Гамбии – апрельские парламентские выборы завершились победой проправительственной коалиции. В том же месяце было отменёно чрезвычайное положение.

Секретарь (министр) внутренних дел пользуясь расположением Санянг в мае начал реформирование структуры полиции, целью которой стало создание качественного органа правопорядка. Перед правительством стоял выбор между постепенными реформами и радикальными. Постепенные реформы, как показала практика предыдущих десятилетий, были малоэффективными, поэтому была сделана ставка на «быстрые и решительные преобразования».

В начале произошло реформирование управленческой системы структур входивших в подчинение Секретарю внутренних дел: были объединены полиция, Государственная служба разведки, департаменты экстренных ситуаций и охраны государственной границы. Одновременно с этим были ликвидированы параллельные функции министерств и отделов, сокращены расширенные полномочия, как, например, расследование экономических преступлений, которое было отдано в ведомство министерства финансов.

Гамбийские патрульные

Патрульная полиция Гамбии

Полиция была разделена на два важных подразделения: патрульное и детективное. Патрульная служба следила за соблюдением порядка на дорогах и улицах, а Детективная служба занималась более сложными делами. Учитывая возросшие заработные платы и поднявшийся спрос на профессию полицейского, все подразделения прошли переаттестацию – полицейские должны были пройти экзамены и доказать способность нести службу. При этом во много раз ужесточены наказания за взяточничество и превышение полномочий, поэтому теперь в ряде случаев полицейские предпочитали держаться за свое место и соблюдать закон. Более того, была организована специальная Генеральная инспекция, которая провоцировала сотрудников полиции на взятку способами разной степени изощренности (вплоть до «контрабанды» оружия).

Другим важным направлением реформирования правоохранительных органов стала активная борьба с преступностью, опираясь на теорию «разбитых окон», которая гласила, что необходимо бороться с мелкими преступлениями, чтобы не допускать увеличения их числа и перехода ощущающих свою безнаказанность криминальных элементов к более тяжким преступлениям.

«Арахисовая принцесса»

Сбор арахиса в Гамбии

Сбор Арахиса

Наведя порядок в молодой республике Президент Маймуна Санянг обратила внимание на бедственное экономическое положение страны – Гамбия была одной из беднейших стран Африки. Гамбия была бедна на полезные ископаемые – страна не обладала ценными энергетическими или строительными ресурсами. Огромную долю в ВВП и роль в наполнении бюджета играло сельское хозяйство и, в первую очередь, производство арахиса. Тем не менее, эта отрасль экономики была плохо развита – наличие дешёвой рабочей силы привело к отсутствию инвестиций в автоматизацию сельского хозяйства.

Первым шагом модернизации «Арахисовой республики» стало обеспечение высокой добавленной стоимости от важнейшего экспортного продукта – арахиса и высвобождение трудовых ресурсов для других отраслей. Для этих целей Маймуна Санянг создала фонд модернизации сельского хозяйства Гамбии, который должен был собирать средства для закупки техники и обучения персонала для работы на полях. Этот же фонд должен был обеспечить строительство фабрик для создания продукции из арахиса.

Наполнить этот фонд были призваны китайские инвесторы, приглашённые лично мужем Санянг – Лианг Вэйем. Целью китайских инвесторов было не сельское хозяйство Гамбии, но залежи ильменита, рутила и циркона в «чёрном» песке на побережье океана. Добыча последнего минерала была особенно актуальна, поскольку цены на него существенно возросли после запрета на его добычу в Австралии в 2021 году. Простота добычи минералов и «личная заинтересованность» Санянг сыграли решающую роль в начале разработок месторождений. Вместе с тем, инвесторы обязывались жертвовать деньги в фонд.

Гамбия - Китай

Китайско-гамбийские переговоры

План довольно быстро сработал – китайские инвесторы стали щедро вкладывать в добычу минералов в Гамбии, параллельно вводя в страну новые капиталы, а также активно спонсируя обновление арахисовой отрасли Гамбии. Механизации отрасли (во многом за счёт той же китайской техники) позволило существенно снизить себестоимость производимого арахиса, сократить потребность в рабочей силе (что, в том числе снизило трудовую миграцию в Гамбию), а также увеличить доходы самого бюджета.

У этого решения были куда более долгоиграющие последствия – налаживание связей с китайскими инвесторами и защита иностранных инвестиций повышало репутацию Гамбии для привлечения зарубежных капиталов. С другой стороны механизация важнейшей отрасли страны привело к росту заработных плат в отрасли и к одновременному сокращению рабочих мест – возросла женская безработица. Однако для решения этой проблемы уже готовился новый проект.

Финансовая реформа

Чтобы простимулировать инвесторов пересмотреть своё мнение о относительно бедной страны, секретариат (правительство) предложил позаимствовать опыт других государств и максимально оптимизировать финансовую систему. Первым шагом стал ревизия сборов и налогов – суть сводилась к максимизации объёмов собираемых налогов при минимизации затрат на их сборы.

Действуя в этом ключе, с 1 января 2023 года в Гамбии максимально упростили налоговую систему: оставили всего 6 налогов, из которых один — на прибыль и один на доход физических лиц. При этом совокупная налоговая нагрузка существенно снизилась.

Одновременно, для упрощения входа инвесторов в страну и для борьбы с коррупцией была начата ревизия правил и требований государственных органов путём упрощения процедур принятия решений, а также переписывание законов и регламентов до ясных и простых правил. В тех областях, где государственное регулирование оказывалось излишним или мешало развитию экономически и политически важных отраслей, отменялись разрешения и лицензирование.

Сравнительно небольшие размеры внутреннего рынка сподвигли сделать упор на концентрировании внутренних ресурсов, а не стимулировании потребления среди гамбийцев. Так, в 2023 году была введена обязательная пенсионная система, которая концентрировала сбережения жителей Гамбии в Центральном страховом фонде с целью дальнейшего реинвестирования в экономику республики. Пенсионная система носила накопительный характер и не касалась немногочисленного старшего поколения.

«Текстильная революция»

Возросшая женская безработица после автоматизации сельскохозяйственных отраслей угрожали стабильности молодой республики. Открывавшиеся месторождения минералов требовали использования мужской рабочей силы и почти не затрагивали женское предложение на рынке труда. Поскольку женщины составляли существенную часть электората Санянг, то его потеря могла закончится плачевно на предстоявших выборах в 2026 году.

Гамбия отлично подходила как место для производство одежды: массовая дешёвая рабочая сила всё ещё была востребована в производстве одежды из хлопка; Гамбия была близка к рынкам развитых стран Северной Америки и Европы, а также к рынкам Латинской Америки; наконец, соседний Сенегал был поставщиком дешёвого хлопка. При этом реформы предшествующих лет положительно сыграли на репутации Гамбии как страны с хорошим состоянием прав собственности, что на деле было далеко не всегда так.

Солнечная электростанция в Гамбии

Солнечная электростанция на севере Гамбии

Первым шагом к созданию полноценной ткацкой промышленности стали инвестиции государства в создание солнечных электростанций. Поскольку формально правительство Гамбии заявляло о том, что строительство электростанций направлено на обеспечение нужд жителей страны, то ей удалось получить крупный кредит Всемирного банка. Кроме того, действовавшие на территории Гамбии благотворительные фонды стали активно вкладываться в «благие намерения» государства. Существенное удешевление солнечных панелей и повышение их производительности позволили быстро окупить расходы на их закупку.

Пантера

Маймуна Санянг в 2027 году

Вслед за этим Маймуна Санянг издала указ о пятилетнем льготном налоговый режим для производителей одежды. Санянг предприняла ряд поездок по миру к крупнейшим производителям одежды и тканей с тем, чтобы уговорить их перенести производства в Гамбию. Наконец, в августе 2023 года было заключено первое соглашение на создание фабрики по производству одежды из хлопчатобумажных тканей, которые переносились из стран Европейского Союза, где их производство стало чрезвычайно дорогим. Вслед за производителями из ЕС потянулись традиционные производители одежды из Китая, которые стремились расширить свою долю на североамериканском и европейском рынках. С учётом условий окружающей среды, для создания фабрик использовались промышленные 3D-принтеры, что позволило в кратчайшие сроки запустить производство одежды в Гамбии.

«Железом и кровью»

На президентские выборы 2026 года Маймуна Санянг шла как независимый кандидат, поддерживаемый Национальным демократическим фронтом. Она отказалась от партийной поддержки, сделав ставку на самые широкие слои населения. Начавшийся экономический рост и промышленное строительство положительно сказывалось на поддержке президента — за неё активно шли голосовать бывшие безработные. Не всегда такое голосование было добровольным: зачастую руководство фабрик намеренно направляло рабочих голосовать за Маймуну. Причина была одна — главным противником на тех выборах был радикально настроенный популист, игравший на настроениях масс: он убеждал своих избирателей в том, что Санянг сознательно распродаёт страну иностранцам, будто собирает деньги на своих офшорах. Ей в вину ставились почти нулевые налоги для иностранных фирм (упуская, что через три года эти налоги вновь возрастут), увеличившееся загрязнения главной реки страны и превращение Гамбии в полицейское государство.

Путч в Гамбии

Мятежные войска в Серенкунде

Вопреки этому, всеми правдами и неправдами её команде удалось сохранить своё положение — Маймуна Санянг вступила в свой первый президентский срок[Примечания 1], как и полагается после инаугурации 25 января 2027 года. Однако практически сразу она столкнулась с проблемами: попытка обновить военное руководство закончилось неудачей — военные отказались сдавать свои позиции. Более того, многие из «уволенных» стали открыто призывать солдат к мятежу против «продавшей Гамбию в рабство китайцам». Попытки усмирить взбунтовавшихся военных с помощью лояльной президенту полиции не увенчались успехом — многие из них заблаговременно покинули своих дома.

Протестующий

«Протестующий» — фотография облетевшая весь мир в феврале 2027 года.

Неожиданно, утром, в день рождения президента Санянг, 13 февраля 2027 года в крупнейший город страны — Серенкунду вошли войска, объявившие чрезвычайное положение и потребовавшие от Маймуны немедленно сложить полномочия и передать их Национальной ассамблее. На деле многие из военнослужащих не догадывались о реальных намерениях командующих и лишь исполняли приказ о блокировке центральных улиц. В ответ Маймуна отдала приказ полиции специального назначения окружить военных и заставить мятежников сложить оружие.

Однако до силового разрешения конфликта не дошло: днём улицы Сенекунды наводнили протестующие граждане, которые вышли на встречу к солдатам и стали требовать от них возвращения в казармы. Далеко не все из тех, кто вышел на улицы были сторонниками Маймуны — многие искреннее боялись возвращения военной диктатуры, существовавшей в том или ином виде до 2017 года. В середине дня в крупнейшем городе стране творилась неразбериха: протестующие стояли вплотную к колоннам солдат, а полицейские подразделения стояли в стороне пытаясь сориентироваться в ситуации. Тогда, Маймуна, вопреки рекомендациям окружения, выехала на встречу к солдатам из своей резиденции в Банжуле, чтобы уговорить их встать на сторону власти. Но пламенной речи она так и не произнесла — офицеры встали на сторону протестующих и попытались разоружить командующих, завязалась перестрелка. В результате паники и давки на улицах Сенекунды погибло 3 человек, в том числе один офицер Гамбийской армии. Зачинщики мятежа были схвачены полицией, а Маймуна вернулась в резиденцию и ещё около двух недель не появлялась на публике.

Строительство военной базы в Гамбии

Строительство Китайской военно-морской базы в Гамбии

В эти дни особую озабоченность ситуацией проявили представители китайских властей, которые боялись потерять вложенные в Гамбию деньги. По видеосвязи между Банжулом и Пекином были достигнуты договорённости о строительстве на побережье Гамбии базы военно-морского флота Китайской Народной Республики, который должен был обеспечить защиту китайских граждан и политической стабильности в стране.

Такой шаг со стороны Маймуны действительно был воспринят как сдача суверенитета маленькой республики китайцам, однако договорённость с ними сулила стране большие перспективы: китайские инвесторы почувствовали защищённость своих республик, поэтому стали вкладывать большие суммы денег в местные проекты; сама военная база заложенная недалеко от города Батукунку (Batokunku) создавала большое количество рабочих мест для местных жителей. Новость о заключённом соглашении привела к росту спроса на национальные электронные облигации Гамбии. Однако важным стало и то, что за размещение военно-морского флота в Гамбии, китайские власти готовы были щедро платить властям Гамбии.

«Африканская фабрика»

Создание военно-морской базы КНР положило начало новому промышленному буму в Гамбии — под руководством правительства в мае 2028 года был создан проект строительства химического и автомобильного кластера в Гамбии. Китай, заинтересованный в извлечении ещё большей прибыли из африканского континента стали рассматривать Гамбию как отличное место для размещения крупной промышленности: её географическое положение близко к крупнейшим потребительским рынкам мира — Европе и Северной Америке, и, в тоже время, близко к дешёвой сырьевой базе — Гвинеи (алюминий, железо и сталь), Сьерра-Леоне (железо и титан), Ганы (серебро и алюминий), Нигерии (углеводороды) и Габону (углеводороды). Многими их данных месторождений уже многие годы владели китайские инвесторы экспортировавшие их в Азию и Европу. Другим важным преимуществом было то, что Гамбия всё ещё располагала огромными человеческими ресурсами — дешёвой рабочей силой, необходимой для трудоёмких производств. Наконец, важнейшим фактором для инвесторов стало как китайское военное присутствие, так и высокие показатели защищённости прав собственности у иностранцев.

Промышленный порт Сенекунды

Промышленный порт Сенекунды

Также как и в случае с текстильной промышленностью Гамбия должна была импортировать сырьё из-за рубежа, обрабатывать и создавать товары из них на территории Гамбии, после чего экспортировать в развитые страны севера. Правительство Гамбии взяло на себя обязанность построить в порядке государственно-частного партнёрства промышленный порт в Серекунде, который должен был обслуживать будущие промышленные объекты. Для этих целей были выпущены дополнительные национальные электронные облигации, которые серьёзно увеличили государственный долг страны. Другой важной задачей стало обновление системы образования, которая должна была обеспечить потребности промышленности (см. следующий раздел).

Производство автомобилей

Производство электромобилей

Автомобильная промышленность в развитых странах активно уходила от использования ручного труда в сторону перехода к полной автоматизации. Такой переход, хотя и был в духе наступавшего этапа так называемой «экономики постработы», тем не менее негативно сказывался на европейских экономках. Произведённые в Европе и США автомобили были дороже и не могли на равных конкурировать с автомобилями, которые производились в развивающихся странах. Так, решающее значение в завоевании европейского рынка сыграл перенос производства электромобилей из Китая в страны Африки и, в первую очередь, в Гамбию.

Вслед за китайскими автопроизводителями, после ряда судебных тяжб относительно экологических стандартов производства, из Германии в Гамбию было перенесено производство автомобилей «Фольксваген». Но не только крупными компании решились переезжать в Гамбию. За ними устремились связанные с ними промышленные производства. Так, вместе с производством электромобилей в Гамбию переехало производство части микроэлектроники к ним.

Другой важной промышленной отраслью Новой Гамбии стала химическая промышленность — «грязная» промышленность нуждалась в новых площадках для производства. Многие европейские и американские химические фабрики закрывались под давлением возраставших экономических издержек и «зелёных протестов». Перенос производств стал особо остро в конце 2020-х годов, когда в Европейском Союзе были введены новые экологические стандарты, которые ограничивали работу атомных электростанций и ряда подотраслей химической промышленности. Именно Гамбия, находившаяся в относительной близости к Европе стала спасением для многих «изгнанных» производств.

Производство Синтетики в Гамбии

Производство синтетических тканей в Гамбии

Несмотря на ежегодное сокращение потребления углеводородного топлива, тем не менее рос спрос на углеводородное топливо, как сырья для производства нефтехимии, полимеров, синтетических тканей и пластмасс. Особенно актуально для Гамбии был перенос производства синтетики — правительством была сделана ставка на передовое развитие через текстильную промышленность. В 2029 году были налажены постоянные поставки нефтепродуктов и сниженного газа на территорию Гамбии из Нигерии и Габона. В свою очередь, находившийся на территории Гамбии текстильный кластер стал активно перестраиваться под нужды наукоёмкой синтетической промышленности — впереди этих преобразований стояла китайская компания, аффилированная с мужем Маймуны — Лиангом Вэй. Гамбия поставила себе задачу стать лидером текстильной промышленности в Африке, создав максимально благоприятные для производителей условия.

С другой стороны, при всех усилиях Гамбийского правительства, ему не удалось привлечь в страну судостроительные производства. Вложенные иностранными инвесторами деньги в создание в Сенекунде производства малых судов не оправдалось — корабли гамбийского производства уступали дальневосточным аналогам (из Китая, Кореи и Японии). Поэтому достаточно скоро производство свернули.

Либеральный экспортно-импортный режим Гамбии позволяет рассматривать её фактически как единую экспортно-производственную зону. Для организации экспортного производства правительство объявило ряд районов Серекундской агломерации промышленными зонами, то есть территориями, полностью оборудованными для создания промышленных предприятий. Государство финансировало создание системы коммуникаций, электроснабжения, связи и других индустриальных систем.

«...Удивительное соотношение низкого уровня заработных плат, политической стабильности и защищённости прав частной собственности сделали из Гамбии лучшее место для инвестирования, — гласил журнал «The Economist» — кажется, будто на смену азиатских тигров пришли африканские пантеры...».

В 2029 году рост экономики Гамбии достиг фантастических 15% в год, вырвавшись на первое место среди стран мира. Её экономика стремительно вбирала в себя традиционные производства «старого света» — производство тканей, автомобилей и химии.

Социальные преобразования

Школа в Гамбии

Школа в Сенекунде в 2020 году

Состояние образования с приходом к власти Маймуны Санянг оставляло желать лучшего: грамотность населения (от 15 лет и выше) в 2020 году составила 61,1% (мужчины — 67,4%, женщины — 54,6%). При этом обучение в начальных школах было бесплатным, но не обязательным и длилось 6 лет. Средние школы состояли из двух ступеней, каждая из которых по 3 года. По данным 2018 года в начальных школах обучалось 87% детей, в средних школах — 50% детей соответствующего возраста.

После революционных потрясений 2016 года Гамбия вновь встала на светский путь развития: влияние ислама, которое насаждалось с 2015 года диктатурой Яйя Джамме, всё больше испытывалось на прочность открытым сообществом. В первые годы новой республики были отменены все религиозные законы, провозглашено светское государство, объявлено свобода вероисповедания и равенство полов. Но общество продолжало существовать в традициях, заложенных в прошлых годах. Даже вице-президент Маймуна Санянг закрывала свои волосы традиционным гамийским разноцветным платком.
Школьные уроки

Школьные уроки в середине 2020-х годов

С передачей власти в руки молодой образованной Маймуны ситуация стала меняться. Незаметно, практически без шума были запрещены многожёнства и традиционные обряды инициации, а в конце 2022 году государство взяло на себя всё расходы на начальное и среднее образование, объявив его бесплатным, всеобщим и обязательным.

В стране существовало 4 высших учебных заведения, которые обеспечивали невысокий спрос экономики Гамбии на квалифицированную рабочую силу. Попытки расширить объёмы обучаемых студентов натыкались на две существенные проблемы: нехватку государственного финансирования и бессмысленность государственных вложений в высшее образование — студенты, не находя себе место работы по квалификации покидали страну.

Государственный университет Гамбии

Университет Гамбии, 2027 год

Положение изменилось в 2020-х годах, вместе с начало бурного промышленного роста. В экономике Гамбии возник спрос на квалифицированную рабочую силу, который благодаря относительно высоким заработным платам обеспечивался приезжими специалистами из Сенегала. Однако вскоре, в Сенекунде и Банжуле открылось сразу несколько технических институтов, которые должны были удовлетворить этот спрос с помощью местных жителей. Строительство учебных центров шло из негосударственных фондов, в том числе из международных фондов помощи Африканским странам.

Но спрос рост быстрее, чем предложение. В 2027 году были заложены сразу два новых государственных института, призванных увеличить набор студентов. Большая часть расходов на обучение шло за счёт личных средств учащихся или спонсируемых компаниям, работавшими на территории Гамбии.

Активно развитию высшего образования способствовали китайцы, которые инвестировали в развитие дистанционного образования на территории Гамбии. В 2029 году были выпущены первые аттестованные гамбийские студенты Пекинского Международного университета на базе онлайн платформы. Сравнительная дешевизна и качественность такого образования привлекало правительство Санянг, которое активно поощряло обучение молодых гамбийцев.

Особую роль в спонсировании образования в Гамбии сыграло то, что республика в конце 2020-х оказалась у всех на устах. На западе возник стиль нью-африканс, который взял за основу черты, которые были присущи гамбийским традиционным одеяниям. Вместе с известностью в Гамбии стали поступать пожертвования из развитых стран мира — люди с разных уголков мира были поражены трудолюбием и упорством гамбийцев (во всяком случае об этом писали множество блогеров по всему миру).

Цифровое правительство

Стремительный экономический рост подталкивал Гамбийское правительство к дальнейшей трансформации. В отличие от производств, возникших в конце 2010-х годов (пищевая и текстильная промышленность), перемещение европейских «сложных» производств требовало от властей Гамбии «прозрачности» и «эффективности» — европейские инвесторы требовали полного искоренения неформальных практик, усложнявших возможности для ведения бизнеса в стране.

Вторя требованиям заграничных инвесторов, Гамбия должна была создать эффективные цифровые механизмы управления и контроля за бюрократией. Для этих целей были выбраны три направления цифровизации — открытое правительство, анализ больших данных и электронная бюрократия. Именно цифровое правительство, основанное на эффективном анализе и использовании огромного количества данных, должно было стать основной новой власти.

Первый этап преобразований начался в 2027 году, когда был создан пост секретаря Цифрового развития в Правительстве. Секретарь возглавил соответствующий комитет в чью обязанность стало входить координация проекта цифровизации Гамбии и её правительства. Вслед за создание ответственного ведомства началось создание необходимой инфраструктуры.

Доступ к беспроводному интернету на большей части Земли стал доступен ещё в 2022 году, однако лишь с возникновением конкуренции на рынке всемирного доступа к сети в 2026 году информация смогла проникнуть в любой уголок Гамбии. Фактически же цены на услуги всемирного беспроводного интернета снизились до уровня цен на электроэнергию и, также как и они, продолжали снижаться. Используя средства Всемирного Банка, которые предназначались для обеспечения информатизации (создание всеобщего равного доступа в сеть Интернет) Гамбии, Гамбийское правительство закупило необходимые компьютеры и оборудование.

Твит Маймуны

Сообщение Маймуны в Твиттере о событиях 13 февраля 2027 года

При этом, ещё в 2023 году государственные ведомства обязали публиковать открытые отчёты о своей деятельности в социальных сетях. Со временем сухие отчёты стали меняться на более дружелюбные и забавные заметки о работе органов, поскольку фактическое обеспечение работы информационных отделов легло на плечи многочисленного молодого поколения. Возглавила открытость власти сама Маймуна Санянг, которая ещё с университетских времён вела аккаунт в «Twitter» и «Facebook».

Так как Гамбия не могла полностью обеспечить реформы, то ей пришлось прибегнуть к государственно-частному партнёрству: частная компания должна была обеспечить необходимо технологические и техническое обеспечение в обмен на фактическую монополию на рынке данных Гамбии. Учитывая значительные темпы роста предложение Габмийского правительства оказалось не таким бессмысленным, каким его изначально посчитали эксперты — на предложение откликнулись две международные компании: китайская компания «Tencent Inc.» и российская транснациональная компания «Yandex N.V.». Именно консорциум этих двух компаний «GIC» (The Gambia Information Company) получил государственный контракт на создание условий для цифрового правительства в 2027 году.

Обновление бюрократии началось с создания системы «одного окна». Фактически все государственные службы должны были рассматривать обращения граждан и инвесторов через специализированную систему многофункциональных государственных центров, а также приложения для гаджетов. В начале 2028 года вместе с сайтом государственных услуг было презентовано приложение государственных услуг «IG-Citizen» на мобильных платформах, а уже с середины 2028 года было выпущено приложение для умных очков (которое, впрочем, практически не использовалось на территории Гамбии). В течение всего 2028 года все государственные организации подгоняли свои стандарты обслуживания и анализа документов по западные стандарты.

Важным шагом для внедрения электронной бюрократии стала унификация существующей документации и данных. В течение 2028-2030 годов все имевшиеся в Гамбии документы были переведены в универсальный электронный машиночитаемый формат по международным стандартам электронного документооборота. В частности, значительная часть документооборота формировалась на базе системы блокчейна — непрерывной последовательной цепочки блоков, содержавший информацию о всех государственных документах. Такая система позволяла сделать систему максимально защищённой и прозрачной.

Начиная с 2029 года вся собираемая государственными органами статистика стала публиковаться в виде открытых данных, которые практически сразу стали использоваться разработчиками программного обеспечения в коммерческих целях. Так, буквально на третий день после открытия данных появились приложения по отслеживанию общественного транспорта. Большие данные, которые собирали государственные органы с устройств граждан, не публиковались, но, согласно ранее подписанному контракту, передавались «Tencent Inc.» и «Yandex N.V.», которые достаточно скоро захватили рынок цифровой рекламы в Гамбии.

Здание GIC

Штаб-квартира «The Gambia Information Company»

Но, несмотря на предпринятые шаги, бюрократия в Гамбии всё ещё отставала от развитых стран: ряд стран Западной Европы стали модернизировать основу государственной систему — чиновничий аппарат. Ряд процедур, которые можно было перевести в простые алгоритмы стали переходить под управление искусственному интеллекту, который заменял младшие должности государственных служащих. По аналогичному пути двигался Китай.

Ситуация стала меняться лишь в 2033 году, когда «GIC» и секретарь Цифрового развития пролоббировали выпуск электронных облигаций под проект перевода нижнего звена бюрократии под управление искусственным интеллектом. Хотя проект позиционировали как исключительное достижение Гамбийской IT-индустрии, на деле он был имитацией западных инноваций и обладал рядом недостатков. Тем не менее, внедрение подобных технологий благоприятно сказывалось на устранении бюрократических барьеров для экономической деятельности. Выплата долга по облигациям осуществлялась из средств, которые были сэкономлены за счёт "оптимизации" государственной структуры.

Восточный коллапс

Основная статья: Азиатский экономический кризис

В начале 2030-х в мировой экономике наступил кризис — окончательно схлопнулся экономический рост в Восточной Азии: экономики Азиатско-тихоокеанские региона продолжали стагнировать с середины 2020-х годов, а в 2031 году начался их спад. Вслед за Китайской экономикой кризис перешёл на соседние азиатско-тихоокеанские страны, а вслед за ними на Россию и Ближний Восток. В 2032 году волна кризиса дошла до стран Атлантики.
Падение на Шахайской фондовой бирже

Падение на Шахайской фондовой бирже в сентябре 2033 года

На первых этапах инвесторы не предали большого значения спаду в экономике Китая — фактически она завершила индустриальный рост вслед за Японией, Корей и Тайванем, но всё ещё обладала колоссальными ресурсами для развития — в первую очередь за счёт технологий. К тому же аналогичный кризис экономика Китая пережила в конце 2010-х, когда происходил кризис перепроизводства, однако китайская экономика не снижала темпов за счёт освоения новых отраслей.

Сообщения о болезни китайской экономики были насторожено встречены в Гамбии, которая серьёзно зависела от китайских инвестиций. Многие экономисты предсказывали традиционную для предыдущих кризисов реакцию экономических агентов — вывод денег из развивающихся экономик в более консервативные активы развитых стран. Однако произошла другая реакция: в попытках сохранить свои деньги начались два диаметрально противоположных движения финансов: одни инвесторы стремились вернуть деньги в развитые страны Атлантики, а другие, напротив, переместить их в стабильно развивавшиеся страны Африканского контента. Главными выгодоприобретателями неожиданного движения капиталов стали Южно-Африканская Республика, Кения и Гамбия, которые были экономическими лидерами своего региона.

Прилив «азиатских» денег в экономики Европы и Африки благоприятно сказалось на развитии их торговых взаимоотношений. Постиндустриальная экономика Европейского союза легко восприняла промышленный кризис в Азии, сумев перестроиться на Африканские и Южноамериканские производства. В тоже время, финансовые ресурсы из Азии, смогли удержать высокий уровень потребления внутри Европы, что позволило новым промышленным странам легче пережить кризис.

«Прыжок пантеры»

Маймуна на TEDX

Маймуна Санянг на TEDx

Преобразования в области бюрократии, создание максимально благоприятного экономического режима и крепкие международные связи сделали Гамбию одной из самых привлекательных стран для инвестиций. Маймуна Санянг стала настоящим символом новой развивающейся африканской страны и стала частой гостьей за границей. В феврале 2032 года, после блестящей победы на президентских выборах, журнал «Time» опубликовал очередной номер, поместив на его обложку Санянг. В том же году она участвовала в номинации «человек года», но уступила разработчикам первого автономного андроида.

Серекунда продолжала разрастаться в огромную агломерацию. Сюда переезжали производства со всего мира — значительная доля текстильной, автомобильной и химической промышленности Африки сосредоточились в этой небольшой стране. Три промышленных кластера фактически создавали весь промышленный рост Гамбии. В тоже время, происходили странные для развивающейся страны процессы — вместе с промышленным производством стремительными темпами росла сфера услуг.

В 2034 году в Гамбию из Восточной Азии пришли первые производители микроэлектроники — в отличие от других экономических сфер, развивавшихся в Гамбии, она была высокотехнологичной, поскольку не требовала значительных людских ресурсов и была основана на автоматизированном труде. При этом Гамбия стала привлекательным местом для производства ряда микросхем из-за крайне либеральной фискальной политики, низкой стоимости электроэнергии (в первую очередь солнечной электроэнергии) и близости к рынкам сбыта. Основным потребителем этих микросхем стали электромобили, которые производились здесь же. Именно синергия промышленных отраслей и активное содействие развивавшейся IT-сферы подогревали Гамбийскую экономику.

Аграрный небоскрёб

Вертикальные фермы в Восточной Гамбии

Для того чтобы сократить разрыв между городом и деревней, а также увеличить приток новой рабочей силы в города, правительство увеличило объём инвестиций в такие проекты, как дорожное строительство, создание сетей коммуникаций и автоматизацию аграрного труда. Однако значительная часть инвестиций в данные проекты шли даже не от государственного бюджета, а от международных организаций содействия развития Африки. Так, в восточных регионах Гамбии стали производиться вертикальные фермы открытого типа с целью создания сочетания ручного и автоматизированного труда и окончательного решения продовольственного вопроса в республике.

В 2035 году в деловом районе Серекунды была создана специальная оффшорная зона, целью которой стало создание «налогового оазиса» для обслуживания международных финансовых операций. Оффшорные банки Сингапура дают использующим их хозяйственным агентам следующие преимущества: налоговые льготы, значительную свободу в обращении криптовалют, практическое отсутствие традиционного валютного контроля, анонимность и секретность финансовых операций.

Экономика

Население

Примечания

  1. Согласно решению Верховного Суда Гамбии исполнение обязанностей главы государства с 2021 по 2026 года не входил в ограничение конституцией на два президентских срока. Постановлением от 2 апреля 2028 года Маймуна имела право баллотироваться на президентский срок вновь, в 2031 году.