ФЭНДОМ


Евразийские войны, также Войны на пост-имперском пространстве, построссийские конфликты - серия войн и им подобных вооруженных конфликтов, происходивших на пост-имперском пространстве с 2012 по 2039 год. 

После падения Русской Империи А.Дугина, на большей части территории РИ был установлен режим Северо-Евразийской Директории во главе с Ксенией Собчак, но из-за ряда неправильных решений федеральная власть не смогла (да и не сильно рвалась) сохранить контроль за окраинами, которые очень скоро начали вести независимую ни от кого внешнюю политику, что подразумевает и возможность ведения полноценной войны.

Всего с 2012 и до 2039, когда территории Империи оказались под контролем Русского Имперского Движения, здесь случилось  25 вооруженных конфликтов разной степени масштабности и интенсивности. 

Великая Поволжская война

Красная Нева

Третья северная война

Предыстория

Третья северная война - вооруженный конфликт между Новой Республикой и Поморьем, вызванный желанием Невограда восстановить территориальную целостность Северо-Евразийской Директории и получить выход к северным морям, утраченный в ходе сепарации окраины. На позднем этапе к войне подключились финны, воспользовавшиеся оторванностью Мурманска от остального Поморья и присоединившие этот анклав к себе. Эта война была первой полноценной войной Новой Республики: конфликт показал силу ее реформированной армии и позволил Периклу с гораздо большей уверенностью ощущать себя на мировой арене. Также, именно на полях Третьей северной, отличились бойцы Русского Имперского Движения, которые приобрели полноценный боевой опыт в условиях современной войны.

Истоки конфликта надо искать задолго до его начала - аж в середине 2010-х, когда к власти в автономной Поморской республике пришла центристская партия "Сильного Поморья", в состав которой, незаметно для наблюдателей из федерального центра, просочились многие Имперские кадры низового уровня, исполнявшие технократические функции в управлении регионом.   Лидер "Сильного Поморья", Егор Степанович Холминский, установил в регионе "мягкий авторитаризм": оппозиция открыто не преследовалась, но была почти полностью карманной; вооруженные силы были абсолютно лояльны; осуществлялся косвенный контроль за Средствами массовой информации. Режим давал главное - стабильность, за это и пользовался поддержкой. Сюда после прихода татар сбежали русские из Удмуртии и Мари-Эла; многие граждане Директории также предпочли искать спокойной жизни здесь. Холминский по совету своего министра Крылошкова использовал прибывающих граждан как дешевую рабочую силу: показательной борьбой с коррупкицей он смог привлечь сюда инвестиции иностранного капитала, в первую очередь - европейского.

Поморье относительно процветало; по настоянию все того же Крылошкова началось постепенное продвижение идеологии "Русского севера" - спокойного, консервативного, православного, умеренного и работящего. Радикально-маргинальное крыло "поморов" было разгромлено при помощи военных в 2016-м, больше попыток создать "идентичность" не предпринималось. После немыслимых экспериментов Директории, русофобии Волжской Булгарии и нестабильности Сибирских провинций Архангельск казался многим "священной землей". Разумеется, что поддержка правящей партии росла с каждым годом. а на президентских выборах-2020 года Е.С. Холминский был успешно переизбран на пост президента еще на четыре года: этому избранию предшестовала короткая и победоносная война с Пермью, которая почти что без сопротивления вошла в состав Поморья. Существование Поморья омрачалось лишь территориальными спорами с Финляндией, но даже они шли довольно вяло и спокойно, не нарушая размеренного темпа жизни. 

К декабрьскому перевороту генерала Николая Шаломова тут отнеслись сперва с подозрением, позже - с плохо скрываемой злобой. Е.Холминский, несмотря на свой антикоммунизм, протестовал в ООН против методов Мэттиса по "замирению" Невограда; в "Евразийской правде" Перикла-Геракла Поморье было названо "государством реакцисвиней", а подобные обвинения звучали с трибуны I-го съезда "Народной воли" постоянно. В качестве своеобразного ответа поморцы объявили НВ террористами (что было недалеко от правды), запретили деятельность этой организации и увеличили военный бюджет в два раза, что было довольно ощутимо по меркам не самого богатого государства Земли. 

От зимы 2021 до весны 2026 отношения между Новой Республикой и Поморьем только ухудшались и ухудшались. Участились столкновения на границах в районах Коринфа (Рыбинск), Костромы и Тихвина: пограничники шли на конфликты, стараясь отодвинуть границу в выгодную себе сторону. Новая Республика начала еще в мае 2021 широкомасштабную военную реформу, упразднив много раз докавший свою неполноценность Легион Содействия Демократии и создав Великую армию Евразии - регулярные вооруженные силы, комплектующиеся по смешанной основе. Элитные "Сыны свободы", некогда обеспечившие Шаломову и возвышение, и непосредственный приход к власти, теперь стали "Стражами демократии" - мобильным и оснащенным самым передовым вооружением отрядом, предназначенным для взлома вражеской обороны и нарушения коммуникаций. Поморцы тоже пытались провести реформы в этой сфере, но они не имели за спиной множества американских кредитов, которыми щедро снабжали Шаломовых и компанию; также они не опирались на старые оборонные заводы, которые снова начали открываться по экономическому плану Перикла. Поэтому их возможности были ограничены; их явно не хватало, чтобы создать полноценный ответ предполагаемому врагу.

Помимо очевидных желаний восстановить территориальную целостность, обрести больший человеческий потенциал и захватить новые заводы с фабриками, Геракл желал добиться победой решения еще одной насущной для него проблемы: именно с Поморья, как ему докладывала разведка во главе с Одиссеем, действовали подпольные ячейки Русского Имперского Движения - террористической подпольной организации Михаила Преображенского, желающей реставрировать обновленную Русскую Империю и, при возможности, принести русский порядок на всю планету. Формально, Архангельск включил РИД в перечень запрещенных организаций: однако в действительности все было гораздо сложней. Многие граждане Поморья сочувствовали Движению; а немало было и тех, кто помогал организации деньгами или припасами. Достоверно известно, что глава правительства Поморья - Николай Крылошков - закрывал глаза на деятельности ячеек РИД у себя в стране и, по некоторым, похожим на правду, слухам, состоял в дружбе с лидерами оного. Занятие "прогрессивными войсками" земель Поморья позволило бы ликвидировать подпольные террористические базы на его территории и тем самым обезопасить лидеров Новой Республики от покушений и прочих неприятных обстоятельств. 

Повод к войне

Поводом к войне стало очередное столкновение на государственной границе - на сей раз в районе Лодейного поля. Пограничники Новой Республики ночью 6 июня 2036  перешли условную линию и открыли огонь по аванпосту поморцев, последние же ответили из старых-добрых ручных пулеметов Калашникова и АК-74. Однако агрессоры не собирались отступать, и тогда командование поморцев вызвало артподдержку: по квадратам ударили из трех "Градов": использование столь веского аргумента принудило захватчиков отойти на прежние позиции. Потери были таковы: 19 бойцов Новой Республики и 9 поморцев не вернулись с задания, еще 24 и 18 соответственно получили различные ранения. О необычайной настойчивости и массовости атаки было доложено в Архангельск, где по этому поводу собралось срочное заседание правительства под председательством Егора Холминского. Они решили провести частичную мобилизацию и привести войска в полную боеготовность: также Крылошков уже самостоятельно решился обратиться с просьбой о помощи к "сибирским друзьям", под которыми, скорее всего, он имел в виду РИД.

Уже днем 7 июня отвечавшая за дипломатию Республики и находившаяся с официальным визитом в США Фрина обвинила Архангельск в провокации. Это обвинение было брошено именно в тот визит, когда правая рука Геракла предстала перед Сенатом и совершила свой скандальный поступок, стараясь выбить снижение процентной ставки по кредитам: ее выходка заполонила собой все СМИ США и первого мира, давая тем самым время своим разобраться с сепаратистами. Геракл направил через Перикла свой ультиматум: войска Поморья отодвигаются на 50 километров вглубь Республики и при содействии США происходит ревизия границ. Однако как теперь абсолютно достоверно известно, что Перикл внес поправки, которые сделали ультиматум даже в теории неприемлимым: по сути, он теперь требовал капитуляции и присоединения к Республике, при этом не давал абсолютно никаких гарантий. После официального отказа Холминского 8 июня исполнять пункты, предъявленные ему, Посейдония (бывший Невоград) официально объявил войну. 

Этап первый: слабоумие и отвага

Как впрочем и следовало ожидать, оказалось, что Новая Республика уже давно была готова вести наступательные действия по всем ключевым направлениям, а перестрелка на границе была банальной и плохо подготовленной провокацией. Основная ударная группировка (19 000 человек, 100 боевых машин при поддержке авиации) под руководством Ксенофонта наступала со стороны Ярославля на Вологду, дабы потом, оттуда, пойти по трассе М-8 на столицу Поморской республики. Второй отряд стратега Мильтиада (6000 бойцов и 50 боевых машин) двинулся на Тихвин, дабы потом сковать войска противника постоянными боями в районе Онежского и Белого озер. Наконец, последние войска, ведомые Еленой Северной (4000 бойцов и 500 "Стражей демократии") остались в резерве, пока дипломаты Республики пытались достигнуть договоренности с Финляндией о проходе войск по ее территории. 

Сперва удача более чем сопутствовала республиканцам: уже 10 июня пала Вологда, в которой были показательно разрушены все церкви и прочие молельные сооружения. Отсюда Ксенофонт двинулся на север, хвалясь Первому сенатору занять Поморье еще до начала следующего календарного месяца. Мильтиад также одерживал победы: 12 числа пал Тихвин, его армия смогла захватить 43 из 50 ракетных установок, бывших на службе у Архангельска. У мелкого поселка Подпорожье посланцы Новой Республики взяли реванш за тяжелые потери "в деле у Лодейного", овладев населенным пунктом за пять минут и без единого выстрела. Выступая перед телекамерами всех ведущих каналов мира, Геракл довольно потирал ручки, ухмылялся  и клялся, что теперь-то Земля узрит могущество и ярость его государства, очевидно, посылая намек Республике Русь и Волжской Булгарии - равно как и силам, стоящим за последней. 

Однако поморцы не собирались так быстро сдаваться. На объявленную Холминским мобилизацию население откликнулось быстро и живо: на складах не хватало оружия для вооружения всех добровольцев. Основной части армии удалось избежать поражения в схватках на границе и теперь они организованно отходили назад, поджидая подкреплений и боеприпасов. Премьер-министр Крылошков поклялся гражданам умереть, но не сдать "вольное русское Поморье орде грязных космополитов". Проведенные в свое время реформы благоприятно сказались на армии Северного государства, позволив ей хотя бы стать похожей на нечто боеспособное. Широко известный на пост-имперском пространстве Михаил Преображенский выступил в поддержку Поморья как "меньшего из зол" - подобное заявление практически гарантировало скорое появление на стороне сепаратистов неизвестных людей в черном, молчаливых и хмурых, но крайне эффективных в своем смертоносном деле. 

Продвижение республиканцев начало буксовать уже к 23-му июню, когда генерал Аркадий Борисов смог организовать оборону на М-8 в районе Вельска. Отсюда до Архангельска все еще было целых 510 километров, но уже тут Ксенофонт испытал затруднения. В его армии, оказалось, недостовало штурмовых орудий, а местные успели создать эшелонированную оборону. Попытки ее обойти спотыкались об партизан-ополченцев, господстовавших в окрестных лесах безраздельно за счет своего досконального знания ландшафта. Убив тут целую тысячу человек и потеряв неделю времени, только 1 июля Ксенофонт занял Вельск, и то упустив возможность добить отходящего в полном порядке Борисова. Второй стратег, Мильтиад, также не радовал Геракла новостями о триумфах: Петрозаводск оказался настоящей крепостью, к которой не нашлось отмычки. Массированное использование авиации было затруднено близостью финнов, которых трогать было нельзя, а ополчение из горожан и регулярные войска Поморья стояли насмерть. Снабжение же города шло через Онежское озеро: не имевшие плавательных средств республиканцы никак не могли его толком нарушить. Крайне неприятным сюрпризом для Посейдонии оказались "черные отряды" неопознанных лиц, сражавшихся у Усть-Паденги против них бок о бок с поморцами. Не дававшие и не просившие пощады, высококлассные убийцы вносили панику в ряды призывников, укрепляя моральный дух своих тактических союзников.

Геракл и его ближайший, за исключением жены, сподвижник, Перикл, поняли, что война грозит перейти в статус позиционной, что будет угрожать их режиму смертью - ну, или, минимум, тяжелыми осложнениями. Замедление в темпе наступления грозило еще ниже опустить их репутацию; а глава государства не собирался прекращать идущую по инициативе Диогена "новую культурную политику" - следовало как можно скорей найти выход из складывающегося тупика. Пока Ксенофонт с 6 июля отчаянно дрался за Шенкурск, столкнувшись здесь ни с одним Борисовым, но и с Коробочковым, а Мильтиад бодался в Петрозаводск ака баран в новые ворота, Фрина, давно вернувшаяся из Америки, была послана в Хельсинки с совершенно секретной миссией. Теперь, после Русской революции, нам достоверно известно, что Геракл поручил Фрине предложить премьер-министру Финляндии Мурманск в обмен на право передвинуть ударный отряд по его земле. Все хорошо обдумав, Юха Сипиля согласился: это был неплохой способ поднять репутацию среди электората: не потратив ни доллара решить территориальный вопрос. 

Удар в спину 

Ксенофонт занял Шенкурск 10 июля, угробив еще тысячу человек: Геракл был страшно недоволен итогами его работы, впрочем, старое прошлое и успех в переговорах с Финляндией позволили стратегу сохранить свое место и почетный статус. Его армия двинулась на север, страдая от ударов партизан и плохого снабжения. 12 июля Мильтиад наконец-то взял с третьей попытки Петрозаводск, буквально сровняв город с землей и перебив каждого его защитника. Медленное, но уверенное продвижение республиканцев вызвало брожение в "Сильном Поморье": Крылошкову пришлось обратиться к Коробочкову за помощью в "очистке" парламента от "предателей и трусов". Помощь была оказана: 14 июля "люди в черном" заняли здание и выкинули из него "на мороз" всех, чьи имена премьер назвал Данииле. там их уже ожидала госполиция, обезвредившая политиков окончательно. Казалось, что кризиса удалось избежать, и Поморье может драться дальше, пока Китай, страны Евросоюза и Великого Турана не уговорят США остановить их Шаломова. 

Однако эта надежда была совершенно напрасной. Полной неожиданностью не только для Поморья, но и для всего остального мира стала атака 15 июля  элитного отряда Елены на остров Большой Соловецкий, где в это время стояла часть флота Поморья. Внезапность и квалифицированность "Стражей демократии" позволили им в считаные минуты овладеть всем островом, обезвредив как монахов, так и солдат с матросами. Здесь только прямой приказ от супруга помешал ей заняться любимым делом - уничтожением всего так или иначе связанного с "пахомством" т.е. православием, ведь требовалось заниматься войной, а не борьбой с памятниками и стариками. Проглотив такое, Елена двинулась на захваченных кораблях к Архангельску: по последним доступным нам данным, ее отряд усилили финским спецназом и добровольцами из числа ультраправых, готовых подраться за земельные приращения. Позднее Геракл будет так оправдывать этот союз: "Финские реакцисвиньи не менее отвратительны, чем поморские; однако, их протестантская вера делает их более лояльными к Прогрессу, а против настоящего зла - рашистов -  нам понадобятся любые стволы". 

Одновременно с Еленой ускорили натиск и Мильтиад с Ксенофонтом: пугающие слухи плохо воздействовали на моральный дух поморов, а подавляющее превосходство республиканцев в артиллерии последние наконец-то научились адекватно использовать. Последствием такого доминирования стала победа под озером Кемским, где Мильтиад уничтожил тысячу "реакцисвиней", взяв реванш за свои прошлые поражения и неудачи: теперь его ударный авангард на новейших американских вездеходах двигался к Каргополю, откуда можно было координировать действия с Ксенофонтом. Последний, впрочем, все равно буксовал: сказывался фактор присутствия на его участке фронта бойцов Русского Имперского Движения, эффективно подавлявших волю его солдат к сражению и меткими залпами выбивавших комиссаров и командирский состав, оставляя пехотинцев без надлежащего сопровождения. Это серьезно ограничивало его возможности по продолжению наступательных операций. 

Но все это было на самом деле тщетно: уже утром 16 июня к острову Лясомин подошел отряд Елены Северной, вызвавший в городе панику: гарнизон, хоть и наличествовал, был, по мнению горожан, малочисленным, а возможности вызвать подкрепления с фронта не было. Здесь случился еще один сюрприз, уже без воли на то Геракла, хотя его это событие, разумеется, порадовало: с военно-морской базы во фьёрдах Норвегии к столице Поморья подошел довольно старый американский авианосец "Карл Винсон" с полным боевым вооружением. Его появление вызвало всплеск паники, подавить который у властей было нечем: пока "Стражи демократии" и финны высаживались, американцы нанесли пару ракетных ударов по властным зданиям и сбросили бомбы на полицейские участки, похоронив под их руинами всех находившихся там горожан - президент Егор Холминский, трезво оценив ситуация, предпочел сдаться, как того и требовала Елена; его премьер, отказавшись признать поражение, сбежал с отрядом верных делу свободного Поморья людей. Как показало дальнейшее развитие событий, он сделал правильный выбор, позволивший ему прожить подольше: Егор Сергеевич после недолгого разговора с посланницей Посейдонии был казнен в центре Архангельска. 

Падение столицы оказало пагубное воздействие на всю армию Поморья, которая начала стремительно разлагаться. Уже к 19-му числу все западней истока Северной Двины было в руках Новой Республики - единственным исключением стал отряд Борисова-Коробочкина, решивший пробиваться любой ценой в сторону Сибирской федерации, готовой принять подобных мигрантов. Их отход, в ходе которого погиб сам Аркадий Борисов и пало свыше половины личного состава, сопровождался страшными испытаниями: постоянными боями с противником, отсутствием нормального снабжения и противостоянием с местной природой. Однако, несмотря на все старания Ксенофонта, ближе к сентябрю эти солдаты смогли перейти границу с Сибирью, найдя там свое спасение и, в большинстве своем, пополнив ряды местной армии (кое-кто, впрочем. влился в структуры Русского Имперского Движения). В целом зачистка региона от мелких поморских отрядов была закончена к 1 августа, которое Геракл и назвал Днем победы, с которого призвал отсчитывать начало совершенно новой эры в истории Новой же Республики. 

Итоги и последствия

Присоединение Беларуси

Присоединение Беларуси, официально Prisoedinenie Litvinii k Novoy Respublike, также Аншлюс Литвинии - совместная  операция Великой армии Евразии и "Стражей демократии" при поддержке части местного ополчения по аннексии Литвинской Республики, проходившая в начале мая 2028 года.  Еще с февраля 2022 года Литвиния состояла в "Конфедерации свободы"  вместе с Новой Республикой - так назывался блок, который Николай Яковлевич Шаломов попытался собрать вокруг себя. Впрочем, из-за специфичности государственного устройства Республики и личностных особенностей ее руководства, в составе Конфедерации были исключительно Посейдония (бывший Невоград) и Минск, где Уладзимир Панасенко установил еще более специфичный политический режим: демократический социализм, смешанный с крайним "литвинством" и семейной олигархией.

По прошествии шести с небольшим лет Литвиния оказалась почти интегрирована в Новую Республику. На ее территории действовали те же самые законы, американский доллар был единой валютой, границы Литвинии давным-давно охраняли "Стражи демократии", а местное ополчение было плотно связано с Великой армией Евразии. Оба ребенка Панасенко - и Иванка, и Аляксей - проходили стажировку при правительстве Новой Евразии под внимательным надзором самой Марии Шаломовой ака Елены Северной - она осталась довольна их потенциалом и навыками. Сам Уладзимир, ветеран сопротивления и Третьей мировой войны, завязал дружественные отношения с Гераклом-Шаломовым и даже признавался своим министрам в любви к нему. Однако диктатор Посейдонии предпочитал держать "любвеобильного" друга на известном расстоянии и не оставался с ним один на один. Казалось, ничто не может омрачить отношения между "факелами свободы, прогресса и любви в темном мире", как говорила Таис - стратег, ответственная за дипломатию. 

Но все стремительно изменилось в середине апреля 2028, когда 17-го числа почти что мгновенно скончался сам Уладзимир Панасенко, завещав свой пост своему младшему сыну Аляксею. Такое решение умершего и потерявшего авторитет лидера  решил оспорить Андрей Снопок, руководитель правящей партии "Радостное начало": Литвиния погрузилась в противостояние, которым и воспользовались в Евразии. При поддержке Мэттиса и Макрона, заинтересованных в дальнейшем усилении Новой Республики, Геракл провел аннексию, потеряв только двоих солдат убитыми и пятерых - ранеными. 

Предыстория

К апрелю 2028 года в Литвинии скопилось множество нерешенных противоречий. Правящая семья Панасенко делала все, дабы собрать в своих руках всю возможную власть: своими заместителями всемогущий Уладзимир назначил собственных детей, его близкие родственники занимали ключевые посты в чиновничьем аппарате и "литвинской самообороне". Если человек находился на важной должности, то он, скорее всего, был связан кровными узами с правителем или был приглашенным советником из Евразии. А так как власть приносит с собой деньги, то почти все финансовые потоки и средства оказались в руках одного-единственного клана, который делился даже со своими союзниками скупо и неохотно - народу переподало еще меньше. даже несмотря на декларируемую приверженность власти  к социализму. 

Подобный расклад сил нравился далеко не всем. Оппозиция курсу Панасенко собиралась вокруг фигуры Андрея Снопока - лидера "Радужного начала" и главы парламента. Он совершенно не скрывал своей антипатии к наследникам Уладзимира, но последний, питавший слабость к Снопку еще со времен их совместной борьбы с "Дугиновщиной", отказывался его замещать или ослаблять его позиции во властных структурах. Все предупреждения умной не по годам Иванки игнорировались ее отцом, который все еще находился во власти "великого единого прошлого" и не верил, что вчерашний товарищ по окопу может направить оружие и помыслы против него. Он серьезно ошибался: еще с 2026-го Снопок начал готовить переворот, опираясь на свой собственный клан и недовольство внутри элит, которым "перепадало" меньше, чем им хотелось бы. На свою сторону Андрей Васильевич привлек многих офицеров самообороны и низовых чиновников: с ним были связаны практически все активисты-литвинисты, так как именно он курировал развитие "национального самосознания". 

Но и Панасенко-младшие, и Снопок упускали один немаловажный фактор - народное недовольство. Специфичность госустройства и режима Литвинии вкупе с колоссальными поборами на каждом шагу сделали свое дело: популярность строя приближалась к статистической погрешности. Населению не нравились ни Иванка с Аляксеем, известные по своему скандальному образу жизни, ни Снопок, которого знали как неуравновешенного эгоцентрика. В этой обстановке больше всех выиграли, как ни странно, Шаломовы: "литвины", видевшие жизнь по ту сторону Конфедерации, становились убежденными сторонниками тамошних порядков, которые казались им в сравнении с родными образцом логичности и справедливости. 


Противостояние в Литвинии

"Падение Пагони"

Итоги и последствия 

Великая кавказская война

У меня есть короткое послание к президенту из Киева, забыл, правда, как тебя зовут. Давай разберемся с этим как настоящие мужчины: выйдем к перевалу в Черкесии. Ты можешь позвать друзей и взять десять тысяч своих солдат; я приду с сотней моих Волков - ты побежишь к границе с Польшей быстрее, чем мы сделаем второй выстрел. (Девлет Бахчели, 2028)


Великая кавказская война - крупный вооруженный конфликт на территории Северного Кавказа и Кубани между Республикой Русью и местными сепаратистами, которых прямо поддерживал Великий Туран. Вялотекущие боевые действия шли в регионе с середины 2020-х, но крупномасштабная война началась только в 2029-м, когда Андрей Ильенко принял решение о нападении на источник террористов - Северную Осетию. После этого последовала двухмесячная война Руси со всем Тураном, которая закончилась поражением Киева и значительными территориальными отторжениями от него. Эта война считается "лебединой песней" Великого Турана, который уйдет в небытие после Мирового кризиса 2030-го вместе со всеми пантюркскими проектами и прожектами. В свою очередь Русь сохранит свой авторитарный режим, хоть и сменится лидер; поражение породит недовольство, которое будет множиться к моменту Русской революции. Черноземская область войдет в состав Орды, что прибавит ей ртов и русскоязычных, далеко не все из которых пожелают стать "Асланбеками". Образуется два новых государства: нестабильная Крымскотатарская республика и Черкесо-Кубанская федерация - авторитарная диктатура атамана Григория Коршунова, одного из самых специфичных диктаторов во всей истории. 

Предыстория

Источник напряженности в регионе был создан еще условиями мирных переговоров 2012, когда президент США Маккейн вручил Украине огромные территории Кубани в качестве компенсации за принесенный ей ущерб. Киев получил в свое распоряжение земли, населенные русскими и малыми народами, относившимся к новому руководству с подозрением, если не сказать с негативом. Президент Анатолий Степанович Гриценко пытался с 2013 по 2017 проводить аккуратную политику гражданского национализма: в его планах было постепенное создание новой идентичности на основе украинской - "русьськой". На этой почве он делал постепенные, скромные, но успехи: впрочем, уже с середины пути он натолкнулся на сопротивление из Турции: режим "Серых волков" поклялся защищать тюркские народы по всему миру - в Республике Руси в том числе. Ставленница Гриценко Ирина Геращенко не справилась с экономическим кризисом, который вызвал майдан 2020 года: на внеочередных выборах во второй тур неожиданно вышел кандидат от нацистского "Республиканского движения" Андрей Ильенко, с трудом, но одолевший в поединке один на один Андрея Парубия. На парламентских выборах РД показала великолепные результаты, а потом оно заключило коалиционное соглашение с Парубиевской "Наш дом - Русь", образовав правительство большинства.

Уже к осени 2020 в государстве установился авторитарный режим Ильенко и Парубия, ставших дружными партнерами: остальные политические организации находились под запретом, "Движение" и "Наш дом" зачастую выступали с общими программами на выборах и нередко снимали кандидатуры, чтобы помочь другу одержать вверх. Была установлена жесткая цензура: под руководством В. Гелетея создавалась Великая армия Руси, которая была объявлена столпом государственности. Православная церковь стала государственным учреждением: были созданы специальные министерства, представлявшие ее интересы. Взамен гражданской идентичности пришла этническая: именно украинская нация провозглашалась главенствующей и первой среди всех остальных в стране.

Разумеется, все это не могло понравится жителям Кубани и, особенно, Северного Кавказа, который даже по конфессиональному признаку были прямо-таки враждебны для властей. Относительно прочные связи с местными имамами, которые налаживали Гриценко да Геращенко, оказались разорвано по инициативе с властной стороны: Ильенко прямо заявил, что новый режим больше не нуждается ни в чьих услугах. "Движение" начало реализовывать масштабную программу переселения тех украинцев, что находились за чертой бедности, на новые земли южней Дона: также, вглубь страны, вывозили самых заметных оппозиционных активистов, где в лучшем для них случае они оставались под домашним арестом, но чаще попросту пропадали. Крайне неумелая политика центрального правительства вызвала отпор: уже 9 декабря 2020 на просторах подцензурного Рунета появилось обращение Вольных казаков - группы лиц, объявивших о своем неподчинении властям и начале войны с ними. Их лидером уже тогда был некто "Атаман К" - теперь же мы знаем, что под этим именем скрывался Григорий Петрович Коршунов. 

Но особых проблем у Республики Руси не случалось до марта 2021 - тогда Калмыкия "сбежала" под крыло Золотой Орды, национализировав все Киевские активы и выслав всех его граждан со своей территории. Попытка напугать местное руководство учениями успеха не возымела: в Элисте оперативно появились войска Орды, а по Каспию прибыли турецкие военные советники, взявшие на себя нелегкий труд по реорганизации калмыкского ополчения в нечто хоть сколько-то  дееспособное. Разгневанные Ильенко с Парубием форсировали программу по переселению, что вызвало всплеск недовольства: местные сперва просто вышли на улицы, а после того, как их разогнали, решились перейти к более конкретным мерам. Первой ласточкой стал взрыв, устроенный "Вольным казачеством" 24 августа 2021 на Майдане Незалежности. Его жертвами стало свыше пятидесяти военных: во Дворец Вождя пришло письмо от "Атамана К.", где он повторил свои требования о предоставлении Кубани полной независимости и выплате репараций со стороны Руси "за установление проклятого ига".  Ответом стал ввод 2 сентября режима Антитеррористической операции на Северном Кавказе и Причерноморье: некоторые историки считают, что Великая кавказская война с этого дня и началась.

Антитеррористическая операция на Кавказе

- Господин президент, но что случилось с вашей подводной лодкой "Мазепа"?

- Она... утонула, а что?

(Андрей Ильенко отвечает на вопрос американской журналистке Нэнси Блэк)
В 2021-2023-х годах стороны постепенно наращивали обороты, но не предпринимали особенно рисковых действий. Украинцы постепенно вводили все больше и больше войск; полиция была полностью заменена бойцами подотчетной ветерану Третьей мировой войны Степану Полтораку Национальной Гвардией, которая быстро снискала репутацию профессиональных головорезов и мародеров. Гвардейцы, по крайней мере, часть из них, были больше заинтересованы в собственном обогащении, чем в поддержании правопорядка. Их зверства при практически полном попустительстве начальства привели только к дальнейшему обострению конфликта: мелкие сепаратистские организации провели свой съезд в Тбилиси в июле 2022 и объединились в "Сынов Черкесии" - единую и мощную террористическую группировку, желавшую добиться независимости региона любой ценой. "Сыны" опирались на полную поддержку Великого Турана во всем: начиная от снаряжения и заканчивая добровольцами и военными экспертами, дававшими советы по организации диверсионной войны. 

Войсковые операции Руси отличались неэффективностью и плохой подготовкой: практически, это были простые рейды в горы по базам сепаратистов, с которых те зачастую уже успевали к тому моменту уйти. Если Русь пыталась делать ставку на численность и техническое превосходство, то "Сыны" противопоставляли им сплоченность, знание местности и поддержку местных, которые почти никогда не выдавали "своих" - тех же, кто решался пойти на сотрудничество с властями, совсем скоро ожидала страшная смерть, а убийцы же находились крайне, крайне редко. Постепенно количество партизан возрастало, а проводимые ими операции против правительственных сил становились только эффективней и эффективней.

Слабость регулярных войск и моральная ненадежность Национальной гвардии побудила А. Ильенко искать принципиально другие пути разрешения конфликта. Объявлять военное положение было чревато: ведь пропаганда настраивала всех с первого дня противостояния, что и речи идти не может о полноценной войне: власти Руси противостоит кучка сепаратистов и радикалов, с которыми разберутся со дня на день. Загнавшие самих себя в рамки режима АТО украинцы были вынуждены действовать в его ограничениях. Тогда по предложению министра обороны Валерия Гелетея были сформированы добровольческие батальоны "Республиканского Движения", отличавшиеся как сравнительно высокими боевыми характеристиками, так и устойчивым моральным духом. Их формальным лидером стал Игорь Мосейчук: но в действительности контроль со стороны "регуляров" над батальонами был довольно слабым: фактически, в ряде мест, батальоны становились органами государственной власти со всеми вытекающими обстоятельствами. Попытки поставить их под прямой контроль обычно заканчивались столкновениями, о которых власти молчали; но счет жертвам таких боев шел на десятки, так как делились сферы влияния и потоки черного "нала".

"Сыны Черкесии" не отставали: эти тоже наживались на наркоторговле и оружии: де-факто зона АТО превратилась в барахолку: при желании, средствах и определенной удаче, тут можно было достать абсолютно что угодно,  причем за  это совсем не обязательно было платить: если у тебя было оружие "круче", чем у продавца, ты мог взять это задаром. По свидетельству ООН, чьи представители с огромным риском для себя пробивались сюда, здесь процветали наркотрафик, работорговля и производство дешевого спирта: стрелявшие в друг друга днем солдаты Руси и боевики "Сынов" ночами сходились для пьянок и совершения различного рода торговых сделок. Звезда американской журналистики Нэнси Блэк будет душещипательно и с пугающими подробностями писать, что одна и та же черкешенка переходила с рук на руки пять раз, пока не покончила жизнь самоубийством, не в силах дальше жить во всей окружающей ее грязи. Та же репортерша писала о диких, варварских оргиях, устраеваемых бойцами Национальной гвардии; ее донесения сыграли свою роль в исключении Руси из состава блока НАТО в 2023, которое состоялось по инициативе Польши. Командиры ВСР частью сами получали "долю" с заработков подчиненных, а частью банально ничего не могли с этим поделать. Все показательно-суровые меры, которые пытался провести в жизнь Ильенко для восстановления дисциплины, спотыкались об нерадивость исполнителей, саботаж и круговую поруку: более-менее "светлым" пятном тут становились батальоны "Республиканского движения", которые хотя бы исполняли боевые задачи и не так нахально пренебрегали уставом. Помимо них, свой дух сохраняли "Вольные казаки" - атаман Коршунов содержал небольшой отряд за счет примитивного рэкета, брезгуя заниматься настолько разлагающими действиями, как нарко- да работорговля. 

Обстановка на Кавказе только ухудшалась вплоть до ноября 2024, когда, несмотря на все предупреждения, Андрей Ильенко самолично посетил театр военных действий. Увиденное потрясло и его, и все правительство: стало ясно, что без принятия конкретных и суровых мер вооруженные силы Руси окончательно прекратят свое существование как регулярная армия; они станут толпой бандитов, собранных в одной местности. Он временно прекратил все боевые действия: началась стремительная чистка рядов офицерского корпуса, проводимая под руководством Степана Полторака. Тот, исполняя приказ Вождя, вместе с тем продвигал по службе лояльных лично ему командиров, надеясь как-нибудь использовать их позднее: по инициативе одного из лидеров "Республиканского Движения" Олега Ляшко был возрожден институт комиссаров, призванный следить за моральным духом бойцов и соблюдением ими устава. На роль комиссаров отбирались самые крепкие физически и духовно партийцы, готовые карать однополчан на поле боя и тщательно наблюдать за поведением вышестоящих командиров. Наиболее одиозных капитанов доббатов отправили под трибуналы или в прямом смысле избавились от них с помощью Службы Безопасности Руси; самые разложившиеся части были расформированы, многие их бойцы попали в дисциплинарные части, а кое-кто отправился прямиком в тюрьму. Это сопровождалось широкой кампанией в Средствах массовой информации: Ильенко решился показать Руси относительную правду касательно положения дел в армии, рассчитывая обрести поддержку в народе для проведения ее зачистки. 

Вождь Руси, можно сказать, частично добился поставленной цели: к апрелю 2025 Вооруженные силы Руси восстановились как регулярная сила, их ряды были очищены от самых опасных элементов. Впрочем, вместе с моральными уродами ряды ВСР покинули многие талантливые командиры, оклеветанные агентами Нацгвардии ради собственной карьеры: комиссары же постоянно вмешивались в тактические планы, причем крайне редко попадался действительно сведущий в военном деле комиссар. Помимо всего прочего, нередки были случаи, когда "карающие мечи Вождя" сами оказывались теми еще ублюдками, постоянно нарушающими все мыслимые законы и использующие свое высокое положение в личных, сугубо корыстных целях. Фактически, был установлен примат Национальной Гвардии над обычными войсками, которые за несколько лет конфликта показывали себя почти исключительно с плохих сторон: теперь контроль за территориями перешел в руки тех силовых структур, которым в Киеве доверяли больше. Тогда это казалось руководству Руси вполне адекватным решением существующей проблемы с дисциплиной. 

Параллельно с проведением в жизнь карательных изменений, Валерий Гелетей и остальные генштабисты работали над планом "Руина", который должен был поставить большой крест на вопросе сепаратизма Северного Кавказа и Кубани. Гелетей, Муженко и Полторак представили свои разработки на секретном заседании правительства от 1 мая 2025. Они предполагали проведение жесточайших карательных акций на местности, с помощью которых можно было запугать местное население: затем Русь должна была построить здесь целую сеть укрепленных точек, где могли бы находиться ударные отряды, постоянно готовые к вылету на оперативное задание. Таким образом можно было бы бороться с уже действующими отрядами боевиков: репрессии против местных должны были, по мнению военных, покончить с источником их пополнения. Робкие возражения насчет целесообразности увеличения репрессий со стороны "умеренных" министров выслушаны не были: импульсивный и довольно кровожадный Вождь был в восторге от предложенного ему плана действий и поспешил его утвердить. Начаться финал Кавказской АТО должен был в первый день лета.  Но еще до него Киеву предстояло испытать настоящее потрясение. "Вольное казачество" вступило в тактическое соглашение с черкесами по предложению турецкого лидера Бахчели и при посредничестве неизвестного лица, назвавшего себя Коршуновым "Чужим". И хотя предводители кубанцев вдоволь посмеялись над столь глупым и одиозным косплеем великого американского фильма ужасов, они согласились на предложения этого "Чужого", тем более, что звучали они чрезвычайно заманчиво. Совместно с турецкой разведкой и военно-морским флотом, Коршуновы организовали печально известную диверсию на атомной подводной лодке "Гетман Мазепа" - единственным кораблем своего класса в ВМС Республики Русь. Краса и гордость киевского флота стояла в день 26 мая на рейде в Севастополе и ничто не предвещало никакой беды. Турки и кубанцы, воспользовавшись опытом легендарного "Черного князя" Боргезе, доставили с помощью специально обученных подводников к подбрюшью ракеты мощную торпеду - чудовищный взрыв прогремел в полшестого вечера  по местному времени. Вместе с АПЛ, на воздух взлетели ее огромный арсенал и, что самое главное, ее энергетическая установка: авария повлекла за собой смерти тысячи человек и уничтожение всех базировавшихся в Севастополе кораблей, а радиация облетела весь Крымский полуостров, достигнув даже самой столицы Руси. Пожар тушили целый день силами неподготовленный людей, не имевших ни опыта, ни спецодежды: их судьба вполне очевидна. 

Киевская власть испытала настоящий шок от случившегося: в ужасе была международная общественность. После долгих споров и сомнений, правители Руси сошлись в следующем: 27 мая они объявили, что взрыв "Гетмана Мазепы" был результатом совмещения технической ошибки и человеческого фактора. Андрею Ильенко и его тезке Парубию было легче согласиться с этой ложью, чем открыто признаться в слабости флота и разведовательных систем. К тому же "Чужой", этот друг Коршуновых и черкесов, сработал изящно и грамотно: украинская разведка не смогла ничего обнаружить, что прямо указывало бы на злой умысел в подрыве "Мазепы". Как бы то ни было, Соединенные Штаты Америки и европейские страны изъявили желание открыть в Крыму гуманитарные миссии под патронажем Организации объединенных наций - лидеры Руси неожиданно легко и просто согласились перебросить заботу о своих гражданах на чужие плечи, добровольно пожелавшие заняться таким тяжелым и дорогостоящим трудом. В июне открываются первые медицинские посты, учреждаются лагеря помощи; распределяются денежные средства между покинувшими свои дома крымчанами; журналисты посещают Русь и общаются с жертвами "Чрезвычайного проишествия: их слова всегда согласовывались с официальной точкой зрения.

Катастрофа Крыма передвинула дату начала операции "Руина" на неопределенный срок. Невозможно было реализовать планируемые действия, пока весь мир наблюдал за Республикой. Поэтому время было использовано обеими сторонами для укрепления их позиций: Киев подвозил на Кавказ все новые и новые батальоны Национальной Гвардии, которыми командовали такие живые легенды республиканских вооруженных сил как Н. Савченко, И. Кива и И. Мосейчук с А. Билецким. Здесь разворачивалось во внушающих уважение количествах тяжелое вооружение навроде пусковых систем "Град" и танков "Оплот", бывших стальным скелетом мотострелковых бригад ВСР. Наконец, к Ставрополю перебрасывалась авиация Руси, которой надлежало обеспечить поддержку наземных операций с воздуха. Черкесские сепаратисты, чьи взаимоотношения с казаками после совместно проведенного теракта вышли на совершенно новый уровень, также готовились к скорому бою: возводились новые аванпосты, делались схроны с оружием и боеприпасами, вербовались новые сторонники, а ударные отряды постоянно тренировались, готовясь к сражениям против тяжеловооруженных бойцов противника. 

Точка кризиса

Час "икс" пробил для Кавказа 19 июля - отвлеченный событиями в Латинской Америке, мир наконец отвлекся от Руси, и теперь-то Степан Полторак мог доказать А. Ильенко, на что он способен со своими верными бойцами из Нацгвардии. Однако хитрый и коварный план начал "сбоить" уже с самых первых шагов: сепаратисты мастерски уходили от ударов мобильных групп, которые приходились на опустошенные заранее лагеря, и сами наносили болезненные удары по важным для украинцев пунктам инфраструктуры, сковывая их продвижение. Использование артсистем и танков в горных условиях оказалось одной огромной ошибкой: "Оплоты" подбивались из давным-давно устаревших РПГ, подрывались на минах; "Грады" стреляли по пустым секторам, расходуя дорогие боеприпасы понапрасну. Нацгвардейцы не пускали вперед профессиональных военных, желая получить всю славу сами; а последние не то чтобы сильно рвались в драку, сулившую только кровь, но никак не легкие победы во славу дела Руси. 

Но в войне на истощение преимущества, разумеется, были за русичами. Уже к середине осени 2025 сепаратисты были выбиты в горные районы: им пришлось оставить все крупные населенные пункты. В одном из боестолкновений по глупой, но роковой случайности погиб Семен Петрович Коршунов - один из знаменитейших полевых командиров "вольного казачества" и родной брат Григория Коршунова. Отряды Андрея Билецкого проводили суровые чистки по этническому признаку в самых нелояльных поселках: ими на вооружение брался опыт частей Вермахта в Белоруссии во время ВОВ. Запредельная жестокость оставалась безнаказанной благодаря покровительству нацбатам со стороны высшего командования и части официального руководства страны: Андрей Ильенко был личным другом Билецкого и Мосейчука, что гарантировало их неприкосновенность и полную свободу действий по отношению к соперникам. Мировая общественность была поглащена войной в Мексике, что также сыграло свою роль в создании атмосферы полной безнаказанности для солдат и офицеров армии Руси. 

Впрочем, отнюдь не весь мир отвлекся на ожесточенное противостояние христианских коммунистов, наркобаронов, ультраправых, леворадикалов, индейцев и многих прочих в Мексике - в Анкаре с гораздо большим вниманием по-прежнему относились к вопросу Северного Кавказа, чем к далеким заокеанским делам. Девлет Бахчели, бессменый и вечный вождь "Серых волков" и президент Турции, постоянно выступал с критикой против действий Андрея Ильенко и его военщины: Туран как-то даже не скрывал, что оказывает всевозможную поддержку сепаратистам, причем не только черкесам, но и казакам. Даже ухудшение здоровья старого Бахчели не могло порадовать киевлян: ведь им было известно, что после смерти Девлета к власти скорее всего придут представители силовых кругов - тесной спайки военных, националистов и промышленников, ориентированных на производство оружия. Это крыло "Волков" выступало за дальнейшую экспансию и оно уже не сдерживалось политическим чутьем старика, оказавшегося на закате жизни в кресле главы государства: относительно молодые "Идеалисты" рвались в бой не только с Русью, уже доказавшей свою враждебность, но и с Ираном - освобождать азербайджанцев, проживающих на его территории, и сокрушить претендента на господство на Ближнем востоке окончательно.

Удачный повод для выступления Девлет Бахчели нашел 3 мая 2026 - турецкая разведка донесла об уничтожении целого ряда сел и деревень в окрестностях Геленджика. Местное население было заподозрено в симпатиях к "Вольному казачеству", на месте специальная бригада обнаружила агитлистовки Коршуновых и нескольких подозрительных лиц, находившихся на лечении у трех семей. Это было воспринято Билецким как сигнал к весьма и весьма конкретным и решительным действиям - за полдня было убито свыше тысячи человек, остальных перевезли внутрь страны в концентрационные лагеря Галиции и Полтавщины. Однако в своем пыле "ударники" Андрея Билецкого пропустили нескольких выживших, которых эвакуировали турецкие спецслужбы совместно с военно-морским флотом. Уже 6 числа этих людей - трех стариков, двух женщин и семилетнюю девочку - показывали по TV, у них постоянно брали интервью, а по Интернету распространялись душещипательные рассказы. Внимание большого мира этим привлечь не удалось, ведь 7 мая в Мехико взорвалось здание правительства, похоронив последнее легитимное руководство Мексики под обломками - но для жителей Турана подобающий информационный фон был создан. 

Д. Бахчели 10-го обратился к А. Ильенко из больницы в Анкаре, куда его доставили для проведения срочной операции на сердце. Глава Турана клятвенно пообещал наказать Республику Русь и все ее руководство, а вот воплотить в жизнь эту угрозу у него не вышло: Девлет скончался от врачебной ошибки прямо на операционном столе. В Киеве торжествовали: Ильенко, Гелетей и Полторак обратились к населению с призывом "молиться за врачей", а в добровольческих батальонах были устроены полноценные гуляния. Но русины рано радовались: 16-го мая к исполнению обязанностей президента Турции приступил Хайдар Баш  - экономист-автаркист, идеолог и один из членов "Теневой спайки". Он отдал приказ об увеличении финансирования армии и распорядился привести войска, стоящие в Грузии и Чечне, в полную боевую готовность; началась переброска флота из Средиземного моря в Черное. Уже 22-го числа Киев покинуло турецкое посольство: следом за ним отправились представительства всех государств в турецкой сфере влияния. Ряд офицеров-реалистов из Великой армии Руси и Службы Безопасности рекомендовали Андрею Ильенко отступить: дать войскам время на перегруппировку и избавиться от самых радикальных нацбатов, которые уже выполнили свою тактическую задачу, а в стратегическом плане только мешались под ногами. В правительстве Руси началось настоящее брожение: "умеренная" часть советовала прислушиться к мнению специалистов из числа военных; но радикалы требовали от Ильенко продолжать "Руину" как и было запланировано, справедливо указывая на ее успехи.

Республиканский диктатор мог принять какое угодно решение, но здесь в дело вмешалась неизвестная сторона. Днем 8 июня на столе А. Ильенко оказалась папка документов, подписанная неким "Xeno". Этот информатор предоставил бумаги, позволявшие сделать один конкретный вывод - "Гетман Мазепа" не взорвался сам по себе, а был взорван в результате спецоперации казаков, черкесов и турецкого военно-морского флота. В папке были фрагменты переписки Григория Коршунова, черкесских мятежников и Хулуси Акара - высокопоставленного турецкого военного, который обговаривали между собой детали плана и состав участников операции. Документы выглядели чрезвычайно натурально, они прошли целый ряд проверок в СБР и 10-го числа Вождю было доложено, что бумаги истинны.  И вот здесь Ильенко вспылили: кипя ненавистью, он выгнал всех министров, кроме силовиков, из кабинета, где вел заседание правительства; оставшиеся же были встречены бешеным приступом злобы. Вождь едва ли не захлебывался ею; по воспоминаниям Валерия Гелетея, из его рта выливались потоки слюней.

Все силовики за исключением радикала Полторака немедленно получили отставку; последний же получил приказ готовить операцию по "ответному удару".  Республиканские войска начали стягиваться к государственной границе между Республикой Русь и Грузией; были оставлены заслоны против Чечни и Золотой Орды. Началась подготовка к окончательному выселению крымскотатарского населения из полуострова; в частях Великой армии Руси по инициативе С. Полторака начали распространять обращения Ильенко, в которых проливался свет на обстоятельства гибели "Мазепы", черноморского флота и Севастополя. Патриотизм нарастал даже в деморализованных бригадах регулярных сил; А. Билецкий и И. Мосейчук клялись Вождю в секретных письмах "идти от победы к победе"; по другую сторону баррикад, впрочем, подготовка носила куда более конкретный и опасный для соперника характер. Турки закончили формировать штурмовые бригады и погрузили их на десантные корабли. Механизированные бригады сконцентрировались в Северной Осетии и Абхазии: сепаратисты из числа местных и казаки предоставили необходимые для планирования войсковой операции разведданные. Президент Баш удостоверился в лояльности союзников по Туране: все подтвердили свою готовность принять участие в войне с Русью.

Формальный повод для вступления в войну Республики Турция представился 29 июня 2026, когда грузинские пограничники засекли переход границы русинскими разведчиками. Последние зашли вглубь буквально метров на пятьдесят, но этого для Тбилиси уже было достаточно, чтобы принять самые решительные ответные меры: по квадрату, где засекли незванных гостей, был открыт артиллерийский ураганный огонь, не оставивший никого в живых. Сразу же после обстрела, грузинское руководство обратилось за военной помощью к Турции: глава всех тюрков мира согласился ее оказать в 18:00 по местному времени, а полчаса тому назад в районе Одессы местные пограничники засекли запуск ракет - и это было последнее, что они успели передать вышестоящему командованию. Началась Великая Кавказская война - и она пойдет совсем не по плану Степана Полторака. 

Контрудар

После уничтожения патрульных, турецкий флот открыл огонь по самой Одессе: в ее гавани стояли остатки русинского флота, пережившие катастрофу Севастополя. Посланники Анкары применили как старые-добрые ракеты, так и новенькие рейлганы, разгонявшие снаряды до потрясающей скорости и уничтожавшие суда с двух попаданий. В считанные минуты флот Руси прекратил свое бесславное существование: затем в городе высадился турецкий спецназ, оснащенный только что поступившими турецкими же экзоскелетами: в таком обмундировании каждый боец превращался в мобильную крепость, способную нести тяжелое вооружение и бороться с колоссальными физическими нагрузками. Готовящийся ко сну портовый город был взят за шесть минут: сопротивления оказано не было. Высадив отряд, флот Анкары отправился к Херсону и Николаеву - добить последние корабли противника и разрушить до основания его верфи. 

Пока в Одессе уничтожали флот Республики Русь, на земле войска Золотой Орды перешли в наступление по всем важным дорогам. Пользуясь предоставленными им разведданными, татары превентивно уничтожили аэродромы, расположенные рядом у границ: завоевав тем самым господство в небе, они гарантировали себе скорое продвижение. Войска Киева, очевидно, готовились к атаке, а не обороне - когда их застали врасплох, они не смогли организовать отпор противнику и покатились назад. По личному приказу хана Орды Карима Салтанова его бойцы неустанно продвигались вперед, не давая напору ослабнуть, а врагу - собраться с силами. Подходившие подкрепления Руси вводились в бой разрозненно и без должной подготовки: уничтожить их в таких условиях было довольно просто. Татары, разумеется, уступали по части оснащения своим "старшим братьям", но это компенсировалось как их собственным фанатичным рвением, так и использованием тех самых "асланбеков" в качестве пушечного мяса, прорывавшего дорогу для элитных формирований. В районе Калача-на-Дону, все 29-го же числа, татары и союзные им "асланбеки" уничтожили свыше двух тысяч русинов и сожгли более пятидесяти танков: разгром был полный и теперь Казань развивала достигнутые успехи. 

Другие силы турецкого флота совместно с дальней авиацией высадили диверсионные группы по всему побережью Черного моря, принадлежавшему Руси: они мгновенно вошли в контакт с черкесами и казаками, принявшись за подрыв вражеских коммуникаций и систем снабжения. Прибытие специалистов стало сигналом для всеобщего восстания:  Но не только диверсантами едиными; в Сочи была отправлена полноценная штурмовая группа, занявшая ключевой город побережья за полчаса. Синхронно началось турецкое наступление с территории Грузии по направлению трассы А-147: блокпосты Руси не могли удержать натиска полноценной армейской группировки. Привыкшие драться только с партизанами да вырезать сочувствующее им местными, русины элементарно терялись, когда встречались лицом к лицу с регулярными частями, действующими по указу начальства и экипированными в разы лучше привычных соперников. С помощью мобильных ударных групп турки с боями заняли такие важные инфраструктурные центры, как Бандеру (Черкесск), Владикавказ, Нальчик и Грозный, отрезав целые бригады Великой армии Руси от путей отступления. Здесь турками применялись новые образцы вооружения: ЭМИ-пушки, выводившие из строя вражескую технику, лазерные орудия на мобильных платформах и так далее. 

Стремительная, жестокая и беспощадная атака Великого Турана стала настоящим шоком для всего руководства Руси. Еще с позднего вечера, пока в Майкопе шли схватки, а в Калаче догорали последние русинские танки, Андрей Ильенко пытался связаться со своим коллегой из Турции, но безуспешно. По воспоминаниям близких к Вождю Руси людей, ему отвечал нахальный автоответчик с женско-металлическим голосом, отпускавший различные анекдоты на украинском  про украинцев и саму персону Ильенко с оглушительным смехом на заднем плане. Эти слова впоследствии подтвердил сам Хайдар Баш, заявивший, что нарочно поставил свою автопомощницу в такой режим, рассчитывая еще больше вывести из себя Андрея. Ему это удалось: всю ночь и почти все утро Верховный главнокомандующий потратил на ожесточенные, но бесполезные споры с "Роксоланой", утрачивая и без того хрупкую связь с реальностью. Пока же Вождь занимался таким продуктивным занятием, его генералы и силовики отчаянно пытались поправить ухудшающееся положение, но все было безуспешно. 

Ситуация стала еще хуже, когда 30-го июня северный сосед - Новая республика Северной Евразии - пересек государственную границу. Войска Перикла и Одиссея вошли в пограничные районы, легко расправляясь с небольшими гарнизонами противника. Значительную помощь им оказал Гармодий - прореспубликанский подпольщик из-под окрестностей Курска, обеспечивший поддержку местного населения. Внезапная атака с применением новейшей бронетанковой техники 1-го июля у Губкина стоила Руси целой бригады; практически, север государства был открыт. За несколько дней посланники Геракла заняли Курск, Белгород, Сумы и Чернигов с Коростенем. Тем временем турки и их союзники взяли Запорожье и Ростов-на-Дону, достигнув своего максимального продвижения. 

Репетиция Судного дня

Тяжелое поражение стало очевидно всем: турецко-республиканские войска теперь угрожали уже самой Украине, а контроль за чем-либо восточнее Дона был окончательно утрачен. Полностью перестал существовать весь военно-морской флот Руси, на строительство которого Андрей Ильенко в свое время потратил сказочные средства; была уничтожена авиация, а значительная часть сухопутных сил была окружена на Кавказе без шанса прорваться к своим. Турецкие части двигались по южным районам страны, а воины Геракла занимали город за городом на севере; Киевский режим попросту оказался между молотом и наковальней, причем без союзников - Европа давно отреклась от неонацистов, а Америка, очевидно, предпочла Посейдонию. 

В такой обстановке Андрей Юрьевич Ильенко 3-го июля приказал привести в полную боевую готовность Части Стратегического Назначения; он обратился к нации, обещая не допустить разгрома Руси, а применить ядерное оружие, доставшееся в свое время от Русской империи. Ниже приведена подробная хронология того памятного дня, который позднее нарекут "Репетицией судного дня". 

  • 06:13 - Андрей Ильенко приказывает привести ЧСН в полную боевую готовность. 
  • 06:30 - Прямая трансляция его телеобращения, в котором он угрожает пустить в ход ядерный арсенал.  
  • 06:49 - ТСН показывают ракетную базу где-то на Украине, где готовы к старту Р-36М. 
  • 07:00 - Президент США Джеймс Мэттис призывает А.Ю. Ильенко удержаться от "ядерного апокалипсиса". Тогда же в пограничных с Русью городах Новой Республики начинается паника: местным властям приказано ее остановить и организовать эвакуацию населения и документов в безопасные места. 
  • 07:12 - Начало массовых беспорядков в Турции; начинается экстренное совещание лидеров Великого Турана, спешащих определить серьезность угрозы. 
  • 07:30 - Хайдар Баш обвиняет Ильенко в провокации и заявляет, что действия Киева не останутся без ответа.  
  • 07:35 - Турецкие подводные лодки покидают места постоянной дислокации, направляясь на позицию нанесения удара.  
  • 07:40 - Геракл приказывает Ксенофонту продолжать наступление на Полтаву, не веря в реальность угрозы от Руси. Тем временем в соседних с Украиной странах начинается эвакуация мирного населения; Баш покидает Анкару на "E-4B Nightwatch", купленном у американцев.  
  • 08:00 - Паника в Стамбуле перерастает в массовые антиправительственные демонстрации, аналогичная ситуация развивается в Киеве, который приходится оставить всему правительственному аппарату.  
  • 08:18 - Председатель Европейской республики Э. Макрон призывает обе стороны сесть за стол переговоров.  
  • 08:48 - Андрей Ильенко повторяет свою угрозу, заранее объявляя намеченные цели - Стамбул, Анкара, Тверь, Псков, Казань, Краснодар и Посейдония.  
  • 09:00 - 10:00 - Эвакуация гражданского населения продолжается; базы НАТО в Беларуси приведены в полную боеготовность, а Джеймс Мэттис обещает не оставить без последствий ядерную атаку по Новой республике.  
  • 10:09 - Хайдар Баш приказывает турецкой армии продолжать наступление до занятия Днепра.  
  • 10:17 - Андрей Парубий покидает Правительственное убежище после размолвки с правителем. 
  • 10:30 - Ксенофонт убеждает остальных стратегов, что украинцы не посмеют применить ядерное оружие.  
  • 10:40 - Нэнси Блэк публикует на своем сайте статью с заголовком "Репетиция Судного дня"; в ней она призывает мировых лидеров немедленно остановиться и сесть за стол переговоров.  
  • 10:47 - Карим Салтанов уверяет мировую общественность в готовности Орды продолжать войну "до последнего батыра"
  • 11:00 - Авангард Республики атакует Полтаву; Ильенко звонит Гераклу и в самых резких выражениях требует немедленно отступить. Ему отвечает Елена Северная, советуя готовиться к *помехи*. 
  • 11:20 - Часы Судного дня переведены на одну минуту до полночи. 
  • 11:49 - На милость чеченской армии сдается украинский гарнизон Владикавказа.  
  • 12:10 - 18-й полк украинской армии, стоящий под Белой Церковью, объявляет о своем дезертирстве: старшие офицеры убиты, "батькой" избран хорунжий Сивый.  
  • 12:29 - Андрей Ильенко приказывает Валерию Гелетею подавить бунты в армейских рядах; тем временем в Житомире радикальные пацифисты убивают Илью Киву, пытавшегося поднять боевой дух горожан.  
  • 12:45 - Геракл торжественно обещает в своем блоге закончить войну в Киеве.  
  • 12:50 - Нэнси Блэк объявляет о своей готовности отправиться на Украину в качестве посредника; в это же время протестующие в Киеве разгоняют полицейское окружение - в столице начинается анархия.  
  • 12:58 - Надежда Савченко сдает Полтаву и отводит войска. 
  • 13:00 - После консультаций с Посейдонией, Ксенофонт приказывает идти в оставленный противником город. 
  • 13:15 - 67-й полк Прогрессивной Республики занял Полтаву, тем самым прямо нарушив запрет со стороны Руси. 
  • 13:30 - После совещания с кабинетом министров, Андрей Юрьевич Ильенко санкционирует нанесения ядерного удара по Полтаве с целью уничтожения надвигающихся вражеских полков. С исполнением второй части угрозы решено повременить.  
  • 13:35 - Уничтожение Полтавы: 150 тысяч погибших, приблизительно 200 тысяч пострадавших.  
  • 13:38 - Геракл и Баш одновременно приказывают войскам немедленно отступать; турецкие подлодки вышли на расстояние поражения целей.  
  • 13:40 - Д. Мэттис звонит Ильенко; подробности разговора остались тайной для мировой общественности, но Нэнси Блэк позднее уверяла, будто бы президент США пообещал стереть Украину с лица Земли, если ее лидер повторит этот "трюк".  
  • 13:47 - Воинские части на востоке Руси, сконцентрированные на Донбассе, объявили о неподчинении приказам Киева и намерении "идти маршем на столицу".  
  • 14:00 - Все крупные новостные сети мира оповестили свои аудитории о произошедшем: впервые с конца Второй мировой войны ядерное оружие применено в боевой обстановке. 

Смена руководства

Пока гражданские по всему миру продолжали паниковать в ожидании ядерного апокалипсиса, ставшего как никогда возможным, умеренная часть правительства Республики Русь решила спасать в первую очередь саму себя. Ненормальность президента стала очевидна всей Земле, а не только его ближайшему окружению - государственный переворот теперь получил бы всеобщую поддержку. Проблема состояла в президентской гвардии, которую набирал самолично Андрей Юрьевич: она состояла из сплошных уголовников-рецидивистов и военных преступников, спасенных им от справедливого правосудия. На этом зиждилась их бесконечная преданность Вождю: боевой подготовкой этого специфического отряда занимались лучшие ветераны Кавказской войны и других локальных конфликтов, поэтому правительственная резиденция находилась под надежной защитой.

Только в 15:20 премьер-министр Андрей Парубий выходит в прямой эфир из Макарова - городка поблизости от впавшей в хаос украинской столицы. Он объявил об отставке А.Ю. Ильенко и принятии на себя всех властных полномочий. Его обращение опиралось на силу: к главе правительства присоединились "батька Сивый" и Валерий Гелетей, отказавшийся подавлять бунт в столице государства - по правде говоря, сделано это было в первую очередь из-за опасений за собственную жизнь, так как скромными силами Гелетея взять под контроль бушующий город не представлялось возможным. В свою очередь "Сивый", который оказался младшим офицером Тарасом Ковальчуком, пообещавшим свою поддержку в обмен на резкое повышение по службе и прощение дезертирства. Новое руководство Руси было признано в течение трех часов всем мировым сообществом, поскольку легитимный президент полностью утратил какое-либо доверие. Главы США, Европейской республики, Турции, Орды, Новой республики и других стран согласились с правом Парубия представлять украинцев; ему оставалось только доказать свою профпригодность, ликвидировав предшественника.

А.Ю. Ильенко окопался в правительственном бункере поблизости от Макарова; оттуда он отдал в 17:23 приказ применить ядерное оружие против Крымского полуострова и Одессы, которые были плацдармами турецкой армии. Однако его распоряжение было проигнорировано, а вскоре к Макарову подошли части 18-го полка. Бывший глава Руси потребовал от Ковальчука немедленно отправиться на передовую; разумеется, приказ исполнен не был. Бойцы "Сивого" и присоединившиеся к ним добровольцы пошли на штурм хорошо укрепленного района: охрана Ильенко отчаянно сопротивлялась, понимая, что жалости ей ждать не придется. Понеся тяжелые потери и с помощью тяжелой техники, Тарас Аркадьевич смог уничтожить укрепление и всех его обитателей. Поздней ночью киевские власти получили в свое распоряжение видеозапись, на которой Т.А, Ковальчук демонстрировал убитого Ильенко - опознать экс-президента не составило большого труда.  

Бахчисарайский договор

Итоги и последствия

Русская осень