ФЭНДОМ


Второй глобализацией называют период геополитических потрясений в 50-70 гг. XXI века, приведший к распаду большинства ведущих государств мира и формированию новых глобальных экономических и политических альянсов. Является завершающим этапом перехода к пост-индустриальному обществу.

Предпосылки

Со времен индустриальной революции, самыми "живучими" государствами являлись те, которые обладали максимальной степенью централизации. В таких государствах вся экономическая и политическая власть концентрировалась в нескольких крупных мегаполисах, а правящим элитам не было никакого дела до переферийных районов страны и их экономическое развитие очень долгое время оставалось неравномерным и очень слабым. Но со временем такое положение начало меняться. К XX веку стало очевидно что это положение начинало постепенно меняться. На первый пан экономического развития вышли большие федерации, в которых какое-то время удавалось сохранять баланс между интересами метрополии и интересами окраин (в первую очередь - США и СССР/РЯС).

Но с началом постиндустриальной революции в 70-х годах XX века и такие федерации потеряли гибкость. К тому моменту многие окраины улучшили свое благосостояние и начали требовать большего участия и в принятии решений уже на федеральном уровне. В США начали появляться разрозненные движения за независимость тех или иных штатов, а в СССР вновь остро встал национальный вопрос. Для современников это были события связанные не с экономикой, а с просчетами руководителей стран. Например, популярным взглядом на распад СССР до Второй глобализации был в том, что он явился результатом некомпетентности Михаила Горбачева, а не проявлением несостоятельности централизованной экономики в постиндустриальную эпоху.

Как бы то ни было, сверхцентрализованный СССР стал первой жертвой Великого распада. Несмотря на интеграцию РФ и Японии в 90-е годы и их последующее Объединение, создание конфедеративного Союза Евразии со странами пост-советского пространства вместо их полной интеграции в РЯС по-сути закрепил итоги распада Советского Союза. Особенно показательно это на примере Украины и Грузии. Несмотря на то, что на Украине всегда были сильны про-русские настроения и по обе стороны границы переодически раздавались призывы к полной интеграции в РЯС, ни в Новосибирске, ни в Киеве никто ничего не сделал для этого. В случае с Грузией было очевидно с самого начала, что невозможно было интегрировать ее назад. Более того, самой Грузии требовалась мирная децентрализация из-за тлеющих конфликтов в Осетии, Абхазии и Аджарии. Эта самая децентрализация прошла в 2006-2008 годах под патронажем и давлением РЯС, пытавшемся сделать из Грузии федерацию по собственному подобию.

Также как и Советский Союз, распалась и Китайская Народная Республика в 2020-х годах. В случае с КНР также имело место стремление к децентрализации богатейших прибрежных городов и стремление центрального правительства в Пекине держать всю власть в своих руках.

В Европе различные сепаратистские движения требовали отделения от своих стран. Самыми заметными европейскими движениями были каталонское и шотландское, которые однако так и не добились успеха по разным причинам. В середине 2020-х с ростом влияния Турции активизировалось движение за независимость ТРСК, которое привело к двенадцатидневней войне между РЯС и коалицией США, Турции и Польши в мае 2025 года. В конце 2010-х годов на фоне низких цен на нефть и внутренней нестабильности распались Сирия, Саудовская Аравия и Ирак.

Процессы децентрализации стремительно усилились в 2030-е годы. Нескончаемый экономический кризис, известный как Тридцатилетняя депрессия, стремительная автоматизация большинства рабочих мест и многие другие деструктивные процессы в эконоомике переходного периода привели к угрожающему росту безработицы в мире, который уже не возможно было решить старыми средствами. Большинство семей в развитых странах начали переходить на самообеспечение.

Многие навсегда потерявшие работу семьи в Русско-японском союзе начали покидать крупные города, вроде Токио и Москвы, переезжая даже уже не в пригороды, а в другие префектуры. Там они и несколько таких же семей основывали то, что позднее назвали "коммунами отчаявшихся". На общие сбережения строились (в зависимости от региона) компактные солнечные электростанции, закупались автоматические сельскохозяйственные комбайны и роботы, проводилися водопровод и интернет. В дополнении к этому, каждая семья закупала себе потребительские 3D-принтеры, которые позволяли по макетам, скаченным из интернета, фактически "материлизовывать" большую часть приспособлений (нередко и сами дома были распечатаны на промышленных 3D-принтерах). Такие коммуны мало зависели от экономической обстановки в Союзе в целом, скорее они больше зависели от центров своих префектур.

Появление таких коммун в РЯС привело к тому, что экономические связи, державшие страну воедино, стремительно деградировали. Многие экономисты конца 30-х годов предупреждали: если продолжится стремительная "коммунизация", общую экономику ждет крах. Понимая что такое развитие событий может быть неизбежным, премьер-министр Хамасаки в 2039 году предложила Конституционному собранию принять поправки в Конституцию РЯС, предусматривающие возможность мирной сецессии любой префектуры в ходе референдума.

"Коммунизация" экономики продолжалась все сороковые годы и отношение политического эстеблешмента к ней было разным. Котоме Шимабукуро, например, пыталась использовать ее во благо, иницировав Малую миграционную реформу, благодаря которой миллионы японцев из перенаселенной Островной части страны переселились на Кубань в похожие коммуны. Иван Гордеев же, например, открыто критиковал коммуны, называя их "угрозой страны" и пытался несколько раз уговорить Антона Кириллова законодательно запретить коммуны, но Кириллов понимал, что ничего с этим уже нельзя было поделать.

К концу Третьей Мировой Войны в РЯС возобладали сразу две казалось бы противоположные тенденции. Массовая коммунизация привела к тому, что практически в каждой префектуре были движения за сецессию, в некоторых их было даже не одно. В то же время, такие транснациональные корпорации как SpaceWay и кабинет Окабе Маэды продвигали федерализацию Союза Евразии в новое еднное государство.

Ход событий

Основание Евразийской Конфедерации

Эволюция

К началу премьерского срока Маэды, только в одном РЯС было больше пятидесяти сепаратистских движений. Становилось очевидным, что в прежнем виде стану не удержать и нужно кардинальное переосмысление Союза в целом.

В своем новогоднем обращении к нации 31 декабря 2053 года, Маэда объявил о внеочередном созыве Конституционного собрания, которое, собравшись в конце весны в Осаке (вместо привычного Санкт-Петербурга) должно было решить судьбу страны. Кроме того, участниками данного собрания было предложено сделать представителей всех сепаратистских движений Союза. Этот съезд представителей всех префектурных парламентов открылся 17 мая 2054 в Осаке и продалжался больше месяца, в течении которого депутаты съезда пытались найти новую, более приемлемую форму государственного устройства.

28 июня 2054 года Конституционным собранием была принята так называемая "Оскакская декларация". В ней признавалось, что Русско-японский союз больше не может существовать в федеративной форме, что его административно-территориальное устройство не отвечает духу времени, а общая экономика фактически перестала существовать. В декларации было предложено провести референдум о создании нового конфедеративного союза независимых государств на базе Союза Евразии и сделать эту конфедерацию открытой для вступления новых членов.

Идея о преобразовании РЯС в конфедерацию была столь радикальной, что разделило общество надвое. В то время как в крупнейших мегаполисах, богатых регионах и на периферии эту идею поддерживали, не слишком богатые префектуры активно протестовали ей. Объединенная оппозиция увидела в этом возможность взять реванш за выборы 2052 года, когда НРП оставила их "с носом", поэтому лидеры этих фракций, генералы Такецу Хамасаки (НЛ) и Исороку Ямамото (ОЛДП) превратились в ярых защитников территориальной целостности РЯС. В отличии от тех же бывших США, где крупнейшие корпорации однозначно поддержали центробежные тенденции, в РЯС крупнейшие игроки рынка заняли выжидательную позицию и внимательно следили за начавшимся расколом общества.

Зарождение ограниченной корпарократии

Раскол прошелся даже по правящей партии. Не все в рядах Народных Республиканцев были согласны с действиями премьера Маэды и спикера Палаты Представителей Сары Тачибаны, которые стали главными проповедниками децентрализации страны. В Партии оформилась довольно влиятельная оппозиционная группировка, состоявшая в основном из представителей Европейской части Союза. Это и мэр Волгограда Игорь Сухомлинов, и губернатор префектуры Средняя Волга Хироюки Кутепов, и мэр Твери Эльвира Сумкина. Все эти трое считались политическими тяжеловесами. Где-то начиная с зимы 2054 стало казаться, что инициатива в Партии постепенно переходит к блоку Сухомлинова, который действительно намеревался сместить Маэду и Тачибану еще до выборов.

И тогда, лидеры партии прибегли к самым крайним мерам для сохранения своей власти. Они решили обратиться к Владиславу Баранову, с которым у Тачибаны были связи через её мужа. Хотя Баранов примерно со времен Закона о Внеземных территориях и Юригейта всегда открыто поддерживал либерал-демократов, у него были причины отказаться от дальнейшего спонсирования широкой оппозиционной коалиции. Во-первых, в этой коалиции все-еще состояли Новые Левые, партия, которая традиционно смотрела на корпорации как на "дойную корову", из которых можно получать неограниченные деньги на высокие социальные траты. Во-вторых, лидером их фракции был Такецу Хамасаки, брат Марины Хамасаки, которую Баранов после Закона о Внеземных территориях ненавидел и считал предательницей и своим личным врагом (Впрочем, сам Хамасаки отвечал ему взаимностью, считая его главным организатором попытки импичмента и травли его сестры).

В то же время Баранова привлекала концепция децентрализованного Союза, в котором он мог бы оказывать влияние не только на политические партии, но и на целые регионы, а у Тачибаны перед ним был должок за то, что тот вернул её мужа в космонавтику после лечения от алкоголизма. Он был готов поменять любимую партию, но прежде всего он хотел каким-то образом закрепить свое влияние в новом союзе. Именно так, из честолюбивых амбиций одного человека и долга перед ним другого и родилась концепция ограниченной корпарократии. Маэда, после оказанного на него давления со стороны Тачибаны, решил внести коррективы в "дорожную карту" новой конфедерации, законодательно закрепив в ней политическое влияние крупнейших корпораций. Он предложил концепцию Боярской думы - представительного органа десяти крупнейших корпораций, места в которых будут распределяться по общей сумме уплаченных налогов за последние 5 лет. Этот орган будет параллельным Палате Представителей Конфедераций, которая будет избираться одномандатными округами. Решения ПП и Боярской Думы будет утверждать Высший совет, состоящий из представителей всех государств-участников и по-сути являвшимся коллегиальным правительством Конфедерации. В обмен на такое закрепление власти, БОД и другие конфедеративные социальные расходы будут формироваться из налогов, уплаченных корпорациями. Хотя это условие Баранову все-равно не нравилось, общая идея Боярской думы ему нравилась больше, чем спонсирование НЛ и брата Хамасаки. Сразу же после утверждения этой формулы, Баранов начал вливать огромные деньги в спонсирование мейнстримных республиканцев и через дружественные SpaceWay СМИ Баранов начал информационную поддержку первых лиц страны. К маю 2055 года группа Сухомлинова была разгромлена.

Последние дни РЯС

Выборы 2056 года, последние и самые жаркие в истории РЯС, могли закончиться гражданской войной как в США. По накалу страстей они переплюнули даже выборы 2025 и 2029 годов, происходивших на фоне Войны на Кипре и Демографического кризиса. В воздухе чувствовался раскол, было понятно что это последний и решительный бой за старые порядки и за неясное будущее. Коалиция Хамасаки-Маруямы и отколовшихся от НРП немногочисленных противников Маэды (пафосно объявившая себя "Коалицией национального спасения") все лето 2056 года боролась за каждый регион против коалиции НРП. В этой борьбе НРП сделала ставку на союз с более чем 50 популярными сепаратистскими движениями по всей стране, которые на время выборов стали фактически местными отделениями НРП. Маэда не прогадал: местные движения к 2056 году имели больший вес в префектурах чем любая союзная политическая партия.

Атмосфера политизации на этих выборах чувствовалась по всюду. Все, от видеоблоггеров до спортсменов и ученных начали в открытую выссказываться о судьбе страны. Футбольный клуб "Кавасаки Фронтале", многолетний чемпион Союза и дважды обладатель Лиги Чемпионов, записал ролик, где игроки высказались в поддержку конфедерации. Легендарный интервьюер Юрий Дудь выссказался в поддержку единства страны. По-сути, за лето 2056 года каждый более-менее известный человек Союза "вставил свои 5 копеек" в вопрос о судьбе страны. Не остались в стороне даже бывшие политики. Антон Кириллов, Иван и Лариса Гордеевы и Изаму Хирано высказались в поддержку единства страны, в то время как Марина и Рури Хамасаки, прервав свое многолетнее молчание, решили высказаться в поддержку перемен, что осложнило отношения между братом и сестрой.

Итогом выборов стали 68%, набранные коалицией НРП и сепаратистов.

Перед референдумом оппозиция получила последний удар под дых. В рядах "Новых левых" всегда существовала небольшая, но активная группа противников генерала Хамасаки. Это была группа, состоявшая из "старой гвардии", которая была на ведущих позициях в партии достаточно давно и которых раздражал сам факт того, что НЛ возглавляет человек, который не имеет никакого отношения к этой партии. Они были озлоблены этим и не могли смириться с таким лидером. Во главе этой группы стояла Жозефина Лагранж, которая очень давно метила в высшие эшелоны не только партийной, но и государственной власти. Лагранж была в ярости после решения съезда партии на выборах 2052 года отдать лидерство в партии генералу, даже если это был брат ее ментора, босса и когда-то лучшей подруги. Катастрофическое поражение 2056 года дало Лагранж свободу действий и она перешла в контрнаступление. Целью Лагранж было сделать примерно то же самое, что сделал Антон Кириллов в ЛДП после поражения на выборах-2033: произвести внутрипартийный переворот и изменить расклад правящей коалиции, затащив туда НЛ. В обмен на несколько кресел в новом правительстве, вступление НЛ в коалицию дало бы правящей коалиции достаточно мест, чтобы решение о децентрализации могло быть принято простым парламентским актом прямо сейчас, а не референдумом в апреле 2058 года.

29 августа в 10:00, без ведома руководителя партии, Высший Совет НЛ объявил о том, что в 10:20 того же дня в Санкт-Петербурге а Ледовом дворце имени Ковальчука пройдет съезд партии. Об этом съезде были оповещены заранее члены партии, которые поддерживали Лагрнаж. Они начали массово съезжаться в Питер еще вечером 28 августа и в момент объявления о проведении съезда уже заняли свои места. Временной промежуток был подобран таким образом, чтобы Хамасаки, который в это время отправился на отдых в Микронезию, и его сторонники не успели съехаться на съезд и выступить против Лагранж. В 10:22 после исполнения "Интернационала" и короткой вступительной речи Лагранж о положении партии, был вынесен вопрос об отстранении Хамасаки от управления партии. В 10:40, после коротких выступлений сторонников Лагранж, Такецу Хамасаки был единогласно отстранен от управления партией, а в 10:46 так же единогласно Лагранж была избрана председателем партии. Лишь в 11:20 самолет Хамасаки приземлился в Пулково, а в 11:40 он прибыл в Ледовый дворец, который к тому моменту был абсолютно пустым и в котором уже ничего не напоминало о съезде.

Маэда, Того и Тачибана с удовольствием приняли предложение Лагранж присоедениться к коалиции. Сама Лагранж получит пост министра по делам национальностей в новом правительстве Евразии, в то время как ее ближайшие стороники, Микуру Мацуота (глава администрации премьера в годы Марины Хамаски) и Константин Михайлов (мэр Санкт-Петербурга) получат посты министра по делам экологии и министра по делам энергетики. Акт о децентрализации был принят обеими палатами парламента 12 сентября и был подписан президентом Коёми Того 19 сентября 2056.

31 декабря 2056 года в последний раз флаг Союза был спущен над Парламентом, а по телевидению в последний раз прозвучал Гимн РЯС. Так закончилась 60-летняя история смелого эксперимента эпохи Первой Глобализации, чтобы уступить место еще более смелому эксперименту эпохи Второй Глобализации.

Гражданская война в США.

Новые альянсы (2070)

Евразийская конфедерация

  • Официальные языки: русский, японский, ничиро, китайский, английский
  • Столицы: Новосибирск (Высший совет), Токио (Высший арбитраж Конфедерации), Москва (Боярская дума), Алматы (Палата Представителей)
  • Форма правления: полупрямая демократия с элементами корпорократии (Евразийская модель)
  • Участники альянса: Российская Республика, Ингрия, Новгородская республика, Новороссия, Украина, Галиция, Беларусь, Восточная Пруссия, Волжская Федерация, Уральская республика, Кубанская республика, Республика Калмыкия, Республика Адыгея, Абхазия, Осетия, Грузия, Армения, Азербайджан, Нагорный Карабах, Лазистан, Республика крымских татар, Крымская республика, Севастополь, Москва, Токио, Сибирская федеративная республика, Тюменская республика, Байкальская республика, Приморская республика, Карелия, Якутия, Байкальская республика, Тыва, Маньчжурия, Уйгурия, Монголия, Гуаньчжоу, Шанхай, Гонг-Конг, Тайвань, Хоккайдо, Тохоку, Токайдо, Хокурику, Киото-Осака-Кобе, Республика Хёго, Тюгоку, Канто, Кюсю, Сикоку, Рюккоская Республика, Кансай, Русская республика Северного Кахазстана, Казахстан, Аджария, Каракалпакстан, Узбекистан, Туркменистан, Таджикистан, Киргизия, Дагестан, Чечня, Ингушетия, Кабардино-Балкария, Аляска, Гавайи, Каскадия, Мордовия, Чувашия, Пермская республика, Евразийская администрация в Тихом Океане, Федеративные штаты Микронезии

Атлантическая хартия (Антанта)

  • Официальные языки: английский, испанский
  • Крупнейшие города: Лондон, Нью-Йорк,
  • Форма правления: Евразийская модель
  • Участники альянса: Лондон, Корнуолл, Нортумбрия, Большой Манчестер, Мерсисайд, Уэссэкс, Бретань, Галлия, Шотландия, Мэн, Уэльс, Ольстер, Ирландия, Португалия, Республика Атлантия, Нью-Йорк, Квебек, Ньюфаундленд и Нова Скотия, Онтарио, Лондон, Рио-де-Жанейро, Сан-Пауло, Исландия, Гренландия, ЮАР, Аргентина

Североамериканский Союз

  • Официальные языки: английский, испанский
  • Форма правления:
  • Участники альянса: Мексика, Ацтлан, Юкатан, Куба, Гаити, Доминикана, Пуэрто-Рико, Гватемала, Сальвадор, Гондурас, Коста-Рика, Панама, Венисуэла, Колумбия, Республика Лакота, Амазония (ассоциированный член)