ФЭНДОМ


160179851

Владислав Баранов в 2022 году

Что такое Moscow Dynamics? Это не просто очередная корпорация - это идея, философия, если угодно. Мы гоняемся за прогрессом не ради собственной прибыли, а ради блага всего человечества (Владислав Баранов)
Это пионер новой экономики и люди вроде него будут задавать ей тон следующие 50 лет. (Антон Кириллов)
Он словно один из тех могущественных олигархов Переходного периода, которые имея кучу денег стремятся еще и захапать себе всю власть. И в наше время, это смотрится странно, а то и просто смешно. (Марина Хамаски)
Владислав Баранов (яп. ウラジスラフ バラノフ родился 11 июля 1992 года, Москва, Российская Федерация) - союзный предприниматель и инженер русского происхождения. Изобретатель Гиперзвукового прямоточного воздушно-реактивного двигателя (ГПВРД), основатель корпораций Moscow Dynamics и SpaceWay. Вместе с Элоном Маском считается одним из пионеров коммерческого освоения космоса.

Биография

Детство

Владислав Баранов родился 11 июля 1992 года в Москве, РФ. Отец, Николай Павлович (р. 1963-2004) - военный летчик, ветеран первой Афганской, Чеченской и Иракской войн, один из последних Героев Советского Союза. Мать, Мария Сергеевна (р. 1970) - врач-офтальмолог.

Баранов увлекся авиатехникой под влиянием своего отца, с которым был очень близок. Отец часто рассказывал ему о своих подвигах в Чечне и в Афганистане и сын очень хотел в будущем быть похожим на него. 

Увлечение небом у меня было в крови


Однако пилотом он не смог стать из-за астмы, которую у него обнаружили в 10 лет. Но небо все-равно притягивало Баранова. Тогда он решил, что пойдет в авиконструкторы.

Я тогда решил, что создам идеальный самолет: самый быстрый и самый мощный.

В школе Баранов учился хорошо, но мало с кем общался.По воспоминаниям учителей и одноклассников он был спокойным и больше погруженным в себя. Никто не знал, чем он увлекается или что у него на уме. Однако, одноклассники знали, что если его как-то высмеять, то он может постоять за себя.

Начало карьеры

В 2010 году он поступает в Бауманский Университет в Москве, где начинает свою карьеру авиаконструктора. Профессора отмечали его острый ум и умение находить нестандартные решения. В университете он начинает интересоваться реактивными двигателями и концептами гиперзвуковых двигатеелй в частности, не смотря на то, что это вообще не его профиль. Закончив аспирантуру в 2017 году, он поступает на работу в Suhoi Corp. как раз тогда, когда они начинают работу над Superjet 200, новым дальнемагистральным самолетом. Баранов очень активно предлагал изменения в самолет, которые, однако, не были приняты консервативным руководством. Более того, руководство раздражалось каждый раз, когда он предлагал идеи.

Старые пердуны из Сухого не хотели видить, что сейчас уже не 1986 год и что самолет делается по устаревшим технологиям. Они всем своим видом говорили мне "Мы протираем штаны здесь уже 40 лет, а ты - вообще никто и звать никак, так что слушай нас, мы типа умнее". Судьба расставила все по своим местам.

Его терпение лопнуло, когда в 2020 году он предложил свой проект ГПВРД, который мог ставиться на любой реактивный самолет и не требовал перестройки его фюзеляжа, в отличии от старых проектов. Руководство в высокомерном тоне отвергло его идею, после чего он ушел из Suhoi Corp. и намеревался начать собственное производство двигателей.

Стартап

Но для этого нужно было финансирование, которого у выходца из среднего класса не было. Для этого, он начинает посещать другие авиационные корпорации

Boeing, Airbus, Туполев, Mitsubishi... Везде меня принимали только на 5 минут и смотрели на меня, как на городского сумасшедшего. Они, как и старые пердуны из Сухого, намекали, что я просто какой-то ноунейм и доверять мне финансирование они не могут.

Когда Владислав сосвсем отчаялся, он решил собрать деньги на производство двигателей на Kickstarter. Но благодаря этому, судьба свела его с первым инвестором - Мариной Хамасаки, в то время студенткой МГУ.

Мы встретились, я этот день навсегда запомнил, 27 июля у меня на квартире. Я показал ей чертежи, рассказал ей общую идею и она была первым человеком, который в меня поверил. В конце она меня спросила:

- Баранов-сан, сколько вам нужно?

- Хамасаки-сан, у вас нет столько денег...

- Уверен?

- Джинсы и толстовка куплены в H&M, кросовки из Addidas, телефон - Samsung Glaxy S12... Вы не похожи на миллионера.

- И все-таки, Баранов-сан, сколько вам нужно?

Я немного подумал, закинув голову назад, и сказал:

- Промышленный 3D-принтер и материалы для него обойдутся в марок так 15 миллионов. Двигатель могу собрать в гараже, "на коленке", как говорится.

И тут она достает из сумочки чековую книжку и говорит

- Пятнадцать? Давай начнем с шести в обмен на контрольный пакет акций, а там видно будет

- А если не доживу до IPO?

- Доживете, я уверена - сказала она уверенно и с какой-то ободряющей улыбкой.

Он получил 3D-принтер и материалы к нему уже в начале августа и следующий год вручную собрал 4 двигателя, как раз столько, сколько нужно для одного самолета. После новостей о том, что кто-то не побоялся вложить в его дело почти миллион долларов, авиационные концерны начали более пристально присматриваться к этому молодому человеку. Через своих знакомых, Хамасаки привлекла более серьезных инвесторов, самым крупным из которых был Mitsubishi. В декабре 2022 года, Баранов все-таки добился от Boeing, чтобы те испытали двигатели на одном из своих самолетов. 17 января 2023 года этот самолет совершил первый комерческий сверхзвукововй полет в истории - он пролетел из Нью-Йорка до Сиднея за 4 часа 11 минут. Сначала на дозвуковой скорости, но после 14 минут двигатели перешли на гиперзвуковой режим.

Новость об этом полете облетела весь мир, а Баранов стал известным в мире авиастроения. Компании, отвергавшие ранее его предложение, были в шоке от того, что они проглядели таллант этого молодого человека и приглашали его работать к себе, но он твердо решил, что больше не будет работать ни на кого, кроме как на себя. Баранов продал первую партию двигателей за 32 миллиона долларов.

А в это время, в Suhoi были в ярости. Они считали, что раз во время разработки двигателя Баранов работал у них, значит все права на этот двигатель принадлежали им. Поэтому, они в апреле 2025 года пошли в суд, требуя, чтобы все права на эти двигатели принадлежали только им а также компенсацию от Баранова в размере 400 миллонов марок или 50 миллионов долларов. Этот суд отпугнул потенциальных инвесторов, которые готовы были вложить деньги в Moscow Dynamics (название компании Баранова). Впрочем и без них, Баранов смог закупить еще больше принтеров, материалов и сборочных роботов, чтобы они собирали двигатели. Аэродинамические испытания они проходили, по договоренности, в "Туполеве", в обмен на 20% Moscow Dynamics

Moscow Dynamics: взлет

MD внезапно стала тем же, чем стали Google или Facebook для IT - громко выстрелившим стартапом, совершившим революцию. Аэрокосмическая отрасль уже никогда не была прежней (Сару Ичиносе - CEO Mitsubishi в 2024-2032 годах)
Moscow Dynamics в первые годы зарабатывал деньги продажей только гиперзвуковых двигателей, которые, по выражению основателя, были "запатентованы вдоль и поперек" и "расходидись как горячие пирожки", что превратило компанию-пионера индустрии в ее фактического монополиста. В мае 2025 года на фоне разрастающегося Киприотского кризиса, MD заключила десятилетний контракт с Минобороны РЯС на поставку гиперзвуковых двигателей концерну МиГ, перешедшего в собственность государства из-за экономических потрясений.

Эти же потрясения, однако, по-началу едва не похоронили молодой стартап. Парализованная стареющим населением и недееспособными парламентом и правительством экономика РЯС во второй половине 2020-х годов похоронила под собой не только множество стартапов, но и казалось бы незыблимые экономические гиганты Союза, вроде ЮКОС и Сибнефть. Некоторым из них, вроде Sony и Yandex, сравительно "повезло" - в обмен на их частичную национализацию, государство направило огромный поток денег на их поддержку. Но в целом эти меры были лишь каплей в море. Страна нуждалась в кореных реформах, но из-за фактической неуправляемости, дело шло к катастрофе.

Эти события привели Баранова к пониманию того, что прямо сейчас его выживание зависит не от него самого, а от того, смогут ли наконец договороиться между собой политики в Новосибирске. Политическое лоббирование стало для Баранова не прихотью и не "игрой в политику", а насущной необходимостью хоть как-то, но менять под себя изменчивый мир. Тогда Баранов сделал ставку на Марину Хамасаки, все еще бывшую главным акционером MD, и фракцию АСД-Новые левые. С 2027 года он постянно спансировал кампании Хамаски и АСД, в надежде на то, что в скором времени новая политическая сила сможкт кардинально изменить экономическое положение в стране. Хамаски и Баранов по итогу стали партнерами и даже близкими друзьями.
Однажды мы сидели в парке на противоположном берегу от Москва-Сити, где когда-то был наш головной офис, допивая одно пиво на двоих и думая о войне с "тушками". Это был сонный майский вечер и естественно все закончилось разговорами на отвлеченные темы. В один момент она сказала:

- Знаешь, Вадя, я думаю однажды ты построишь там - она показывала рукой в сторону Сити - свой небоскреб. И он будет выше их всех. Не потому что это хорошее вложение, которое потом окупится, а просто потому что ты сможешь выбросить на ветер несколько миллиардов, просто чтобы показать всей Москве свой огромный фалос.

- Ну неееет, мы никогда такое не потянем.

- Пока ты будешь делать только двигатели, ты действительно их не потянешь - Марина подмигнула мне.

- Ты предлагаешь делать самолеты...

Я откинулся на спинку скамейки, чтобы поразмыслить над этим и понял, что Марина была права.

- Делать самолеты и перестать продавать двигатели всем подряд. - продолжил я - Мы подсаживаем весь мир на гиперзвук, а потом перекрываем кислород. Естественно, все авиакомпании и все армии армии мира будут покупать только наши самолеты

Глаза Марины округлились от моего дьявольского плана

- Антимонопольщики поимеют нас! Ранно или поздно нас заставят раскрыть патенты.

- Ну - я пожал плечами - ты же нам поможешь, госпожа лоббистка.

Закончив фразу, я подмигнул ей.
Первым самолетом, сконструированным и выпущенным MD, стал пассажирский лайнер MD-16, совершивший свой первый полет в мае 2030. Этот самолет преодолевал расстояние между Токио и Рио-де-Жанейро за 2 часа 37 минут, пролетая над всей Евразией и Атлантическим океаном. MD-16 стал первым по-настоящему массовым гиперзвуковым пассажирским лайнером. Благодаря ему, полет между Москвой и Токио стал занимать не больше полутора часов, что стало настоящей революцией в логистике Союза. Премьер-министр Удальцов в разгар торговой войны в Европе заказал у Moscow Dynamocs три таких самолета: один стал новым "бортом номер один", другой - самолетом императрицы Рури, а третий - новым воздушным командным пунктом.

На этот же период приходится и другое важное событие в истории MD. Когда представители концерна "Туполев" осознали, что владеют 20% акций самого перспективного аэрокосмического стартапа, они решили, что MD должна принадлежать им вся. Хотя Хамасаки и оставалась главным акционером, а у самого Баранова было также 25% акций, оставшиеся 5% акций принадлежали различным инвестиционным фондам. К июню 2027 года, "тушки" выкупили все мелкие акции, доведя долю до 30% и начали давить на союз Баранова и Хамасаки, пытаясь расколоть их различными методами: подкупом, шантажом, интригами, обличительными статьями в различных СМИ. Началась корпоративная война Баранова и "Туполева". Вплоть до 2029 года обе стороны не предпринимали никаких решительных действий, но избрание Хамасаки в правительство изменило расклад сил. По закону, перейдя на работу в Министерство по делам национальностей, ей пришлось продать все свои акции, поскольку члены правительства не имели права владеть контрольным пакетом акций какого-либо бизнеса. Хамасаки, уходя из MD, 10 сентября 2029 года продала Баранову 26% акций за символическую сумму в 1 марку, тем самым сделав Баранова владельцем контрольного пакета. Через неделю, 17 сентября, состоялось IPO Moscow Dynamics, на котором Хамасаки продала свои оставшиеся акции за 500 миллионов марок. "Туполев" три года судился с Барановым, пытаясь оспорить результаты IPO, считая что это фактически был сговор двух крупных акционеров компании, но арбитражный суд не нашел в этой сделке ничего, что могло бы противоречить закону..